Эквилибриум

Материал из Urbanculture
Перейти к: навигация, поиск
Грамматон-клерик смотрит на тебя, как на автора этой статьи

Эквилибриум (надмозг. лат. Equilibrium — равновесие) — американский постапокалиптический фильм-антиутопия средней паршивости: при стоимости в более чем в 20 лямов вечнозеленых, в прокате собрал лишь чуть больше 5-ти, но по неизвестным причинам породил совершенно несоразмерный поток фанатского обожания впоследствии.

О чем оно, за 5 минут[править]

Вот так оно начинается
А теперь сравните с этим

Представьте себе экранизацию Фоллаута. Представили? Теперь выбросите оттуда весь шарм постапокалиптического пиздеца и замените его примитивно слепленной мешаниной из обрывков антиутопий Хаксли, Оруэлла, Воннегута и Брэдбери. Получилось? Отлично. Теперь добавьте туда кучу дорогих спецэффектов а-ля Матрица, и Вы получите полное представление о фильме.

Сюжет, мягко говоря, незамысловат. Есть мир после Третьей Мировой. В мире есть чистенький тоталитарный город-государство Либрия, несущий свободу и демократию окружающим аборигенам. Означенные свобода и демократия достигаются исключительно путем принудительной кастрации всех эмоций[1]. Обычно с помощью вкалывания какой-то химии в шею, но нередко — и инъекцией свинца в голову. Необходимость всего этого густо мотивируется тем, что именно из-за эмоций люди хотят грабить, убивать, насиловать и заниматься другими привычными делами.

Помимо внешних аборигенов в Либрии ведется охота еще и на их внутренних единомышленников, чем занимается специальная психогэбня с расово еврейским названием. Главный герой — полноправный член этой самой организации. По мере развития сюжета он отказывается от употребления препарата, едет крышей, снюхивается с аборигенами, влюбляется в свою же задержанную, которую на его глазах сжигают заживо, обнаруживает, что его начальство отказалось от веществ еще раньше, пафосно выпиливает их всех, чем благополучно ввергает государство в пучину анархии. Всё, финита ля комедия.

Причины провала[править]

Вторичность. Будучи клоном и прямым конкурентом второй и третьей частей Матрицы, он был пущен в показ со слоганом… «Забудьте о Матрице»! При этом фильм явно уступает означенной трилогии в эпичности, масштабности и свежести идеи.

В частности, Уиммер спионерил у Вачовски идеи батальных сцен: тренировочной битвы ГГ с негром, перестрелку «один-против-всех» в коридоре с колоннами, и финальную схватку с главным ворогом на пистолетах. Ну и, само собой, фирменный слоу-мо. Кроме того, неотмирасегошность Престона ну очень сильно похожа на хикки-задротность Нео-Андерсона.

У Брэдбери была позаимствована идея сжигания книг и прочих произведений искусства. У Хаксли — специальный препарат для всеобщего форматирования сознания. У Оруэлла — большая часть идеологии клериков. У Воннегута — мысль о том, что в таком пиздеце наиболее здравомыслящими людьми являются дети, пока еще мало пострадавшие от промывки мозгов.

В результате у зрителя создается впечатление, что ему под видом каре ягненка подсунули котлету из Биг-Мака, что вызывает весьма смешанные чувства. Так что фэйл был предсказуем с самого начала.

Пятиминутка любви и обожания[править]

Ган-ката. +10 к пафосу, −50 к реализму.
5 минут стоимостью 10 миллионов, ради которых стоит смотреть фильм

Несмотря на откровенную убогость сценария и заезженность идеи, кое-чем фильм все же оказался хорош:

  1. Тетраграмматон. Та самая психогэбня. Едва ли не самая оригинальная вещь в фильме — дичайшая и готичнейшая смесь Waffen-SS и Святой Инквизиции. На первую явно намекает свастикоподобная эмблема, полувоенная форма и носимые клериками чОрные перчатки. Ко второй отсылает самоназвание её служащих — клерики и фирменный знак в виде буквы «Т». Все вместе, символика, суровые покер-фэйсы и пафосные позы создают впечатление невротъебической крутизны этих плохих (!) парней.
  2. Постановка батальных сцен. Вымышленное дзюцу владения короткостволом, превращающее главного героя в китайскую копию матричного Нео. В реальности лютая хуита, но на экране выглядит весьма и весьма впечатляюще, даже несмотря на явное присутствие «эффекта штурмовика» и откровенный клишированный идиотизм всех противников ГГ.
  3. Исполнитель главной роли…

Кристиан Бэйл[править]

И вот этот человек играл мистера "В Либрии эмоций нет"

На момент съемок еще не косноязычный Бэтмэн, но уже винрарнейший Бэйтмен. Собственно, роль у него в этом фильме была сродни второму терминатору в исполнении железного Арни, то есть не требующая совсем никакой игры. Но чего у него не отнимешь, так это породистой физиономии и в целом шликабельной внешности, подчеркиваемой клериковской формой. Все поклонницы фильма на самом деле являются поклонницами Бэйла.

Кроме того, подчеркнутая суровость облика и поведения главного героя в его исполнении, а также созвучие слова «грамматон» со словом «грамматика», послужили причиной петросянского форсинга изображений Бэйла-Престона в качестве эталонного грамматического нациста.

А вообще актер он так-то по-хорошему ебанутый, а потому отлично играющий разного рода интересных личностей. Одно то, как от фильма к фильму, он раз за разом превращается из дрища в качка и обратно, заслуживает уважения. Ну а, например, в вышеупомянутом «Американском психопате» и в «Машинисте» (заслуживающих отдельных статей) он просто великолепен.

Сцылки[править]

Крупнейшее гнездо вконтактике

Примечания[править]

  1. Есть мнение, что на самом деле это хитрый план — ибо актерский состав явно не первого сорта, а для изображения «похер фейса» особого таланта не требуется