Борда для посетителей

Анонимусы, для вас открыта дискуссионная площадка на tinyboard. адрес http://cn.urbanculture.in. Милости просим.

Жил-был Николка

Материал из Urbanculture
Перейти к: навигация, поиск

Жил-был Николка — самодержец Всей Руси — куплеты о российских, советских и вновь российских власть предержащих, написанные в 1965 году КЛЯТЫМ ЖЫДОМЪ™ Анатолием Давыдовичем Флейтманом и с тех пор активно дополняемые по мере появления новых руководителей все новых государств, возникающих на территории ныне стоящего и всех, стоявших на этом месте до него, а также некрологов об этих руководителях.

Первоначальный вариант[править]

Авторский вариант был опубликован в сборнике «Я демон-шут» и выглядел следующим образом:

Жил-был Миколка, самодержец всёй Руси.

Хоша на рыло был он малость некрасив, При ём водились караси, При ём плодились пороси, Ну, в обчем, было чего выпить-закусить.

Но в феврале его маненечко тово... Тады всю правду мы узнали про ево: Что он жидочиков громил, Что он рабочих не кормил, Что не глядел он дале носу своево.

Жил-был товарищ Сталин, родный наш отец. Он строил домны, строил ГЭСы, строил ТЭЦ. При ём колхозы поднялись, У лордов слёзы полились, Капитализьму наступил тады п…..

Но как-то в марте он маненечко тово... Тады всю правду мы узнали про ево: Что он марсизим нарушал, Что многих жизни порешал, Что в лагеря загнал он всех до одново!

Жил-был Микитушка, сам ростиком с аршин, Зато делов уж больно много совершил: При ём пахали целину, При ём пихали на луну, При ём дорвались до сияющих вершин!

Но в октябре ево маненечко тово... Тады всю правду мы узнали про ево: Что он с три хера накрутил, Что он Насера наградил И что свербило, дескать, в жопе у ево.

А мы по-прежнему всё движемся вперёд, А ежли кто-нибудь случайно и помрёт, Так ведь на то она история, Та самая, которая Ни столько, ни полстолька не соврёт!

Флейтман А. Д.

В «Городке»[править]

Вторым дыханием для куплетов стало их исполнение Юрием Стояновым и Ильей Олейниковым в ТВ-программе «Городок» в 1993 году. Количество вариаций куплетов с тех пор выросло в разы.

Дополнения[править]

После публикации куплеты так активно ушли в народ, всегда горячо любивший своих дорогих руководителей, что многие активисты стали дополнять их своими четверостишиями. Особенно тому, как можно догадаться, способствовали периодические проводы очередного новопреставившегося руководителя в гроб. Про некоторых президентов/генсеков/парторгов возникало несколько версий куплетов, которые мы попробуем тут собрать:

Николай II
Жил-был Николка, самодержец всёй Руси.

Хотя на рыло был он малость некрасив, При ём водились караси, При ём плодились пороси, Ну, в общем, было чего выпить-закусить.

Но в феврале ево маненечко тово, Тады всю правду мы узнали про ево, Что он еврейчиков громил, Что он рабочий класс гнобил, Что не глядел он дальше носу своево.

     
Ленин
Товарищ Ленин вкупе с Троцким — два вождя,

Социализм внедряли, головы рубя. Социализм у них окреп; да, вот в стране исчез вдруг хлеб Тогда ввели они спасенье наше — НЭП.

Ну, Ленин жив — о нем не будем ничего. А с Троцким хуже — с ним случилось не того: Он провокатор и злодей Был против Сталинских идей. И ледорубом успокоили его…

     
Сталин
Жил-был товарищ Сталин, родный наш отец.

Он строил домны, строил ГЭСы, строил ТЭЦ При нём колхозы поднялись, От счастья слезы полились И гитлеризьму наступил при ём пиздец.

Но тут кормилец наш негаданно тово Тады всю правду мы узнали про ево, Что он марксизмы нарушал, Что многих жизни порешал, Что в лагеря загнал он всех до одново.

Жил был товарищ Сталин родный наш отец

Капитализму наступил при нем конец. Он пятилетки учредил, Крестьян в колхоз объединил, И над рейхстагом флаг советский водрузил.

Но вдруг кормилец наш негаданно того Тогда всю правду мы узнали про него Он полстраны пересадил, Он верных ленинцев сгубил И богом сам себя при жизни объявил.

   
Хрущев
Жил-был Микитушка, сам ростиком с аршин,

Хаша делов не так уж мало совершил: При ём пахали целину, При ём летали на Луну, При ем дорвались до сияющих вершин.

Но в октябре ево маненечко тово, Тады всю правду мы узнали про ево, Что он Насера наградил, Что он с три хера накрутил, И что свербило вечно в жопе у его.

     
Брежнев
Потом был Брежнев, дал бы Бог ему прикрас.

От диссидентов избавлял он нас не раз. Спасал от ядерной войны От маоистской от волны, И вёл политику он мирную для нас.

Но вскоре тоже он немножечко того… И тут всю правду мы узнали про него; Что бюрократ при нём гулял В Афганистан войска послал И что не знал он жизнь народа своего.

Был Лёня Брежнев — для народа просто клад

На нём и места не осталось для наград Он описал как воевал и целину как поднимал И целовал в засос всех мужиков подряд

Но в ноябре и он немножечко того… Тогда узнали мы всю правду про него! Что зря послал в Афган войска, застоем спортил мужика, И что не знал он жизнь народа своего!

За ним вождем стал лично Брежнев Леонид.

При нем был всяк одет, обут, и пьян, и сыт. В литературу внес он вклад; Борьба за мир так шла на лад, Что грудь его всегда ломилась от наград.

Когда же Бог его от нас совсем унес, Кто он? — Ответ узнали мы на наш вопрос: Страну он вверг в застойный спазм, А сам впал в мерзостный маразм, И разных Хоннекеров целовал взасос.

А дальше Брежнев Лёня правил как умел,

Он только мира и стабильности хотел, Он за основу взял марксизм, хотел построить коммунизм, Пока построил развитой социализм

Но в ноябре и он немножечко того… Тогда узнали мы всю правду про него! Что всю Россию он споил, и что застой он сотворил, И что не вышло с коммунизмом ничего!

Горбачев
Потом Андропов правил нами целый год.

Потом Черненко — то был просто анекдот!.. Заместо их пришёл кумир. Его приветствовал весь мир. Он совершил в стране большой переворот.

Но в декабре его немножечко того… И тут всю правду мы узнали про него; Руководить он не умел В швейцарском банке счёт имел И что с цейрушниками связан был давно.

Как вождь, Михал Сергеич был отважен, смел.

Он «на’чать и углу’бить» новый курс сумел. При нем народ пить перестал, Про принцип гласности узнал; Дух перестройки поднял ветер перемен.

Когда и с ним вдруг распрощалася страна, уже мы знали, в чем и как его вина: С трибун словесная струя, А в магазинах ни… чего, И всей причиною тому — его жена.

Потом на трон влез Миша, знатный комбайнёр

Тогда на пьянство сразу буром он попёр Про перестройку говорил, и гласность тут же разрешил А также жуликов на волю отпустил.

Но Мишу в августе немножечко того… Тогда узнали мы всю правду про него! Что весь Союз он развалил, Литовцев танками давил, И виноградников он много порубил.

Был Горбачев потом, который Михаил

Он круглый год о перестройке говорил Не стало водки днем с огнем, Но гласность расцвела при нем И диссидентов полный выпустил дурдом

Но Мишу в августе немножечко того… Тогда узнали мы всю правду про него! Что он прибалтов не любил, Литовцев танками давил, И виноградники все к черту изрубил.

Ельцин
Настал в России демократии момент,

И вот наш Ельцин, понимаешь, президент. Народ его боготворил, «Да», «нет» как надо говорил, И в путь за ним к капитализму поспешил.

Но путь реформ — тебе не праздник, не запой. Узнали вскоре люди: Ельцин-то плохой. Он воровской базар развел, Союз Советский расколол; Он оккупант, совместно с всей своей «семьей».

Дорвался до руля алкаш — Борис.

При нем бомжи и олигархи развелись, При нем накрылся коммунизм, и ожил вновь капитализм, И сразу цены очень резко поднялись.

Но в декабре и он немножечко того… Но не узнали мы всю правду про его, Когда от власти уходил — на трон он Вову посадил, И не велел ему бакланить ничего…

Вот взялся тут за руль подвыпивший Борис.

При нем бомжи и олигархи развелись, При нем накрылся коммунизм, и ожил вновь капитализм, А также цены очень резко поднялись.

Но в декабре и он немножечко того… Но не узнали мы всю правду про него, Когда от власти уходил — на трон он Вову посадил, И не велел ему гутарить ничего…

И завертелась, закружилась кутерьма…

Кравчук, Шишкевич, Ельцын, батько да Кучма… Границы строят, делят флот. Да их сам чёрт не разберёт. По им всем плачут Соловки и Колыма…

Путин и Медведев
Стал править Путин — сын еврея одного…

подмял в правительстве он всех до одного Мочил в сортирах он бандюг, летал со стерхами на Юг. И утверждал, что выбирали мы его…

Как жаль, что правду не узнаем никогда, Ведь он совсем не собирается «туда»… А что б народ не стал скулить, он дал Димону порулить, Чтобы стерёг он трон «тандема» своего.

И после Димы — снова Путин у руля, Рычит на США, плюёт на НАТО, из Кремля. Поклялся: «Крым-Донбасс верну», ввязался в Сирии в войну, Загнал под санкции надолго он страну.…

Теперь идем по Путина пути

С него ни влево и ни вправо не сойти Он террористов распугал И олигархов постращал И удвоение всего пообещал.

Но в срок положенный маленько не того И не узнали мы всю правду про него. Как несогласных разогнал американцев напугал и власть преемнику свою передавал

Стал править Путин или Хутин, — как его?

Великих дел не совершил ни одного То он грозит мочить бандюг, то лезет в танк, то лезет в люк. Он говорит, мы сами выбрали его

Ну, а пока что безработица растёт, Деревня мрёт, а наркомания цветёт, И крепко держится та власть, что всласть даёт ворюгам красть, И от тюрьмы и от сумы нас не спасёт.

 
Концовка
Ну, а пока что безработица растёт,

Деревня мрёт, а наркомания цветёт, И крепко держится та власть, что им даёт возможность красть, Но от тюрьмы да от сумы нас не спасёт.

А мы по-прежнему всё движемся вперёд, Узнаем правду, если кто-нибудь помрёт, Такая вот История, та, самая, которая Ни слова, ни полслова не соврёт!

А мы шагаем, мы все движемся вперёд.

И если кто—нибудь немножечко помрёт — В конце концов о нем узнает весь народ: Что он такой; что он сякой; Что он, подлец, антигерой; Что надо гнать, да и «мочить» его! Долой!

На то она история — та самая, которая Ни столько, ни пол—столько не соврёт….

А мы по-прежнему все движемся вперед,

А ежли кто-нибудь случайно и помрёт, Так ведь на то она история Та самая, которая Ни столько, Ни полстолько Не соврёт!

 

Автор[править]

Fleitman web.jpg

Кому-то, возможно, приятно будет узнать, что сам урожденный в 1930 году Флейтман успешно пережил всех описываемых в своих куплетах персоналий, и, буде на то случай, переживет и тех, о ком успели написать его последователи.