Ленинакан — различия между версиями

Материал из Urbanculture
Перейти к: навигация, поиск
Анонимус
(Юмор)
м (викификация)
Строка 2: Строка 2:
 
{{Stub|help=yes}}
 
{{Stub|help=yes}}
 
[[Файл:Leninakan.jpg|thumb]]
 
[[Файл:Leninakan.jpg|thumb]]
'''Ленинакан''' второй город Армении по численности населения после Еревана. Население порядка 150 тыс.чел (для сравнения, в Ереване около 1,1 млн). В городе есть остатки стен старой крепости, течёт Арпачай ([[:w:Ахурян|Ахурян]]) горная речка, течение которой настолько быстрое, что в некоторых местах может сбить с ног, если зайти в неё по колено.
+
'''Ленинакан''' — второй город Армении по численности населения после Еревана. Население порядка 150 тыс.чел (для сравнения, в Ереване около 1,1 млн). В городе есть остатки стен старой крепости, течёт Арпачай ([[:w:Ахурян|Ахурян]]) — горная речка, течение которой настолько быстрое, что в некоторых местах может сбить с ног, если зайти в неё по колено.
  
 
== География и история ==
 
== География и история ==
  
Город расположен на [[:w:Ширакское плато|ширакском плато]] на высоте 1600 м над уровнем моря, на 600—700 метров выше Еревана, расположенного в [[:w:Арартская долина|Араратской долине]]. При этом расстояние от Еревана до Гюмри чуть больше 100 километров (горная дорога-серпантин). [[Комар]]ов на такой высоте нет совершенно (в Ереване — есть). Зима очень мягкая, температура обычно не опускается ниже −12 градусов, лето прохладное (обычно в пределах +25 градусов), воздух сухой, нудных моросящих дождей практически нет — ливень прошёл и снова солнце. В общем, мягкий теплый климат, чистейший прозрачный воздух. Всего в 100 километрах, в Ереване климат совершенно другой, там бывает очень жарко, и влажность существенно выше.
+
Город расположен на [[:w:Ширакское плато|ширакском плато]] на высоте 1600 м над уровнем моря, на 600—700 метров выше Еревана, расположенного в [[:w:Арартская долина|Араратской долине]]. При этом расстояние от Еревана до Гюмри чуть больше 100 километров (горная дорога-серпантин). [[Комар]]ов на такой высоте нет совершенно (в Ереване — есть). Зима очень мягкая, температура обычно не опускается ниже −12 градусов, лето прохладное (обычно в пределах +25 градусов), воздух сухой, нудных моросящих дождей практически нет — ливень прошёл и снова солнце. В общем, мягкий теплый климат, чистейший прозрачный воздух. Всего в 100 километрах, в Ереване климат совершенно другой, там бывает очень жарко, и влажность существенно выше.
  
Город расположен у самой границы с Турцией — примерно в 9 км от погранзаставы, до первого пограничного поста — 5 км, из окон видны горы, расположенные в Турции. При советской власти по телевизору местные часто смотрели турецкие телепередачи, чему сильно завидовали ереванцы (у них турецкое телевидение не принимало) в советские времена посмотреть такие мультики как «Том и Джери» или фильм «Планета обезьян» можно было только «по Турции», поэтому «Турция» была весьма популярной.
+
Город расположен у самой границы с Турцией — примерно в 9 км от погранзаставы, до первого пограничного поста — 5 км, из окон видны горы, расположенные в Турции. При советской власти по телевизору местные часто смотрели турецкие телепередачи, чему сильно завидовали ереванцы (у них турецкое телевидение не принимало) — в советские времена посмотреть такие мультики как «Том и Джери» или фильм «Планета обезьян» можно было только «по Турции», поэтому «Турция» была весьма популярной.
  
 
{{Q|pre=1|Пограничники задерживают нарушителя, который чешет в сторону Турции по контрольно-следовой полосе в домашних шлепанцах и халате. Спрашивают строго:
 
{{Q|pre=1|Пограничники задерживают нарушителя, который чешет в сторону Турции по контрольно-следовой полосе в домашних шлепанцах и халате. Спрашивают строго:
- Куда направляетесь?
+
Куда направляетесь?
- Да тут недалече, за программой турецкого телевидения.|Анекдот тех времен в тему}}
+
Да тут недалече, за программой турецкого телевидения.|Анекдот тех времён в тему}}
  
Гюмри — это наиболее древнее название горного поселения, которое относительно недавно вернули городу и которое оно носило еще до нашей эры. Более позднее название — Кумайри. В XIX веке Кумайри вошла в состав Российской Империи и была переименована в Александрополь. В городе сохранились стены живописной старой горной крепости, которая была построена во времена Николая I. В 1924 году Александрополь был переименован в Ленинакан, а в 1990-х годах вернул себе древнее название Гюмри.
+
Гюмри — это наиболее древнее название горного поселения, которое относительно недавно вернули городу и которое оно носило еще до нашей эры. Более позднее название — Кумайри. В XIX веке Кумайри вошла в состав Российской Империи и была переименована в Александрополь. В городе сохранились стены живописной старой горной крепости, которая была построена во времена Николая I. В 1924 году Александрополь был переименован в Ленинакан, а в 1990-х годах вернул себе древнее название Гюмри.
  
 
Слово «столица» на армянский язык переводится «майря-кхахак», что буквально означает «город-мать». Ленинаканцы называют свой город «хайря-кхахак», что буквально переводится как «город-отец», но это, скорее один из местных «приколов», другие армяне не торопятся его так называть.
 
Слово «столица» на армянский язык переводится «майря-кхахак», что буквально означает «город-мать». Ленинаканцы называют свой город «хайря-кхахак», что буквально переводится как «город-отец», но это, скорее один из местных «приколов», другие армяне не торопятся его так называть.
Строка 20: Строка 20:
 
== Язык и исторические культурные предпосылки ==
 
== Язык и исторические культурные предпосылки ==
 
[[Файл:Leninakan1.jpg|thumb]]
 
[[Файл:Leninakan1.jpg|thumb]]
Язык и представления ленинаканцев сильно отличается от языка и представлений равнинных армян (из Араратской долины). Степень отличия, конечно же, не достигает отличия русского языка от украинского, но тоже очень существенная, особенно для такой небольшой страны, какой на протяжении многих веков была Армения. Во всяком случае, они гораздо более существенны, нежели отличая «окающих» волжан от «акающих» москвичей. Отличия касаются не только разницы в произношении, но в грамматических правилах и в переводе многих слов. Например, если ты обращаешься к незнакомому молодому человеку, вроде «эй, парень!», то по-равнинному это звучит «ара!», а по-ленинакански оно звучит «цо!». «Яйцо» по-равнинному «дзу», а по-ленинакански «авгит». Ну, то есть, целый ряд слов звучат совершенно по-разному. Вопрос «парень, что ты делаешь?» по-равнинному звучит «ара, инчес анум?». «ара» — обращение, «инч» == «что», добавление к нему окончания «ес» обозначает, что вопрос относится ко второму лицу единственного числа, то есть к «тебе», «энель» == «делать», в отношении второго лица единственного числа преобразуется и начальная часть слова, и глагольное окончание, получается «анум». Как видите, одни только приставки и окончания настолько сильно изменяют слова, что только по изменению окончаний понятно, к какому лицу и числу относятся слова. По-ленинакански тот же самый вопрос звучит «цо, инч к'энес?». «Цо» — обращение, вопросительное слово «инч» остается без окончания, перед глаголом добавляется частица «к», а окончание у глагола не «ум» а «ес», как у равнинного окончания, добавляемого к вопросительному слову. Вот и сравните, как звучит один и тот же вопрос на, вроде бы, одном и том же армянском языке, равнинный вариант: «ара инчес анум?» и ленинаканский вариант: «цо, инч к'энес?». Несмотря на значительные отличия в языке, ленинаканцы и ереванцы очень хорошо друг друга понимают (гораздо лучше, чем русские и украинцы). А вот армяне из очень небольшого горного селения Гукасян (ныне [[:w:Ашоцк|Ашоцк]]) действительно говорят так, что их понять очень трудно и ленинаканцам, и ереванцам. Литературным языком в Армении, однако, считается наиболее близкий к ереванскому.
+
Язык и представления ленинаканцев сильно отличается от языка и представлений равнинных армян (из Араратской долины). Степень отличия, конечно же, не достигает отличия русского языка от украинского, но тоже очень существенная, особенно для такой небольшой страны, какой на протяжении многих веков была Армения. Во всяком случае, они гораздо более существенны, нежели отличая «окающих» волжан от «акающих» москвичей. Отличия касаются не только разницы в произношении, но в грамматических правилах и в переводе многих слов. Например, если ты обращаешься к незнакомому молодому человеку, вроде «эй, парень!», то по-равнинному это звучит «ара!», а по-ленинакански оно звучит «цо!». «Яйцо» по-равнинному «дзу», а по-ленинакански «авгит». Ну, то есть, целый ряд слов звучат совершенно по-разному. Вопрос «парень, что ты делаешь?» по-равнинному звучит «ара, инчес анум?». «ара» — обращение, «инч» == «что», добавление к нему окончания «ес» обозначает, что вопрос относится ко второму лицу единственного числа, то есть к «тебе», «энель» == «делать», в отношении второго лица единственного числа преобразуется и начальная часть слова, и глагольное окончание, получается «анум». Как видите, одни только приставки и окончания настолько сильно изменяют слова, что только по изменению окончаний понятно, к какому лицу и числу относятся слова. По-ленинакански тот же самый вопрос звучит «цо, инч к’энес?». «Цо» — обращение, вопросительное слово «инч» остается без окончания, перед глаголом добавляется частица «к», а окончание у глагола не «ум» а «ес», как у равнинного окончания, добавляемого к вопросительному слову. Вот и сравните, как звучит один и тот же вопрос на, вроде бы, одном и том же армянском языке, равнинный вариант: «ара инчес анум?» и ленинаканский вариант: «цо, инч к’энес?». Несмотря на значительные отличия в языке, ленинаканцы и ереванцы очень хорошо друг друга понимают (гораздо лучше, чем русские и украинцы). А вот армяне из очень небольшого горного селения Гукасян (ныне [[:w:Ашоцк|Ашоцк]]) действительно говорят так, что их понять очень трудно и ленинаканцам, и ереванцам. Литературным языком в Армении, однако, считается наиболее близкий к ереванскому.
  
 
В школе учат, что в глубокой древности предшественица Армении, государство [[:w:Урарту|Урарту]] было многонациональным, в нём жило много разных племен и народностей. Возможно, с этим связаны столь существенные языковые отличия ныне единой нации армян. В частности, есть такая версия, что название «Кумайри» как-то связано с тем, что в глубокой древности в нем жили преимущественно [[:w:Киммерийцы|киммерийцы]].
 
В школе учат, что в глубокой древности предшественица Армении, государство [[:w:Урарту|Урарту]] было многонациональным, в нём жило много разных племен и народностей. Возможно, с этим связаны столь существенные языковые отличия ныне единой нации армян. В частности, есть такая версия, что название «Кумайри» как-то связано с тем, что в глубокой древности в нем жили преимущественно [[:w:Киммерийцы|киммерийцы]].
Строка 34: Строка 34:
 
По местным понятиям некоторые виды деятельности считались позорными для мужчины. Например, мужчина не имел права брать в руки веник или мыть посуду. Это исключительно женский род деятельности, и считается позором застать кого-либо из мужчин за подобным занятием. Например, однажды приезжая русская преподавательница пыталась заставить школьников принять участие в «ленинском субботнике», призывая их взять в руки метлы. Они ухмылялись в ответ, но из ребят к метлам никто не притронулся, а она не могла понять, в чём дело. Девчонки спасли положение (вообще-то к этой преподавательнице ученики хорошо относились), сказав, что сами сделают эту работу.
 
По местным понятиям некоторые виды деятельности считались позорными для мужчины. Например, мужчина не имел права брать в руки веник или мыть посуду. Это исключительно женский род деятельности, и считается позором застать кого-либо из мужчин за подобным занятием. Например, однажды приезжая русская преподавательница пыталась заставить школьников принять участие в «ленинском субботнике», призывая их взять в руки метлы. Они ухмылялись в ответ, но из ребят к метлам никто не притронулся, а она не могла понять, в чём дело. Девчонки спасли положение (вообще-то к этой преподавательнице ученики хорошо относились), сказав, что сами сделают эту работу.
  
Для женщин также было позорным брать в руки некоторые предметы. Например, плоскогубцы или молоток. Если женщина взяла в руки молоток, от посторонних мог прозвучать оскорбительный вопрос:<br />
+
Для женщин также было позорным брать в руки некоторые предметы. Например, плоскогубцы или молоток. Если женщина взяла в руки молоток, от посторонних мог прозвучать оскорбительный вопрос: «Ты что, совсем одна, ни братьев, ни мужа, ни парня, ни дальних родственников-мужчин?» А за попытку взяться за молоток, в особенности если это увидели посторонние, можно было и схлопотать от мужа:
- Ты что, совсем одна, ни братьев, ни мужа, ни парня, ни дальних родственников-мужчин?
+
«Ты что, специально меня позоришь?»
 
+
За попытку взяться за молоток, в особенности, если это увидели посторонние, можно было схлопотать и от мужа:<br />
+
- Ты что, специально меня позоришь?
+
  
 
Вот такая жёсткая дифференциация видов деятельности.
 
Вот такая жёсткая дифференциация видов деятельности.
  
В начале 1950-х годов основная масса местных женщин не была трудоустроена. Нет, проблем с рабочими местами не было, даже наоборот, был дефицит рабочих рук, особенно в традиционных женских специальностях. Но по местным представлениям женщина обязана сидеть дома, заниматься домашним хозяйством и воспитывать детей. А мужчина обязан обеспечить семью материально (носить в пещеру мамонтов). Поэтому намёк на то, что дети оставлены без присмотра, или что дома не убрано — это считалось оскорблением в адрес хозяйки дома. А намек на то, что семья живет не очень богато, считалось оскорблением в адрес хозяина дома. Но в начале 1960-х многие женщины уже стали устраиваться на работу, а к концу 1960-х уже почти все женщины были трудоустроены. Вот как стремительно изменялись представления. Всего за 10 лет совершенно недопустимое стало считаться допустимым и обыденным.
+
В начале 1950-х годов основная масса местных женщин не была трудоустроена. Нет, проблем с рабочими местами не было, даже наоборот, был дефицит рабочих рук, особенно в традиционных женских специальностях. Но по местным представлениям женщина обязана сидеть дома, заниматься домашним хозяйством и воспитывать детей. А мужчина обязан обеспечить семью материально (носить в пещеру мамонтов). Поэтому намёк на то, что дети оставлены без присмотра, или что дома не убрано — это считалось оскорблением в адрес хозяйки дома. А намек на то, что семья живет не очень богато, считалось оскорблением в адрес хозяина дома. Но в начале 1960-х многие женщины уже стали устраиваться на работу, а к концу 1960-х уже почти все женщины были трудоустроены. Вот как стремительно изменялись представления. Всего за 10 лет совершенно недопустимое стало считаться допустимым и обыденным.
  
Криминала там, конечно, было достаточно. Но обычная дворовая шпана гордо именовала себя «ворами», но реально не воровала. Просто «соблюдала правила». Это было вроде как было «круто». В магазинах, как и везде в совке, купить было нечего. В мясном магазине всегда пустые полки с парой-тройкой почерневших от времени костей и жил, очень дурно пахнущих. Колбаса — несъедобная, земельно-серого цвета, неизвестно из чего такую делали. Макаронные изделия тоже какого-то землистого цвета. Если попытаться их отварить, разваливаются на ингредиенты и превращаются в сплошное серое месиво. Для борьбы с этой проблемой местные придумали подпекать макаронные изделия прежде чем варить, а в итоге привело к изобретению кукуруки. В общем, в магазинах было «шаром покати».
+
Криминала там, конечно, было достаточно. Но обычная дворовая шпана гордо именовала себя «ворами», но реально не воровала. Просто «соблюдала правила». Это было вроде как было «круто». В магазинах, как и везде в совке, купить было нечего. В мясном магазине всегда пустые полки с парой-тройкой почерневших от времени костей и жил, очень дурно пахнущих. Колбаса — несъедобная, земельно-серого цвета, неизвестно из чего такую делали. Макаронные изделия тоже какого-то землистого цвета. Если попытаться их отварить, разваливаются на ингредиенты и превращаются в сплошное серое месиво. Для борьбы с этой проблемой местные придумали подпекать макаронные изделия прежде чем варить, а в итоге привело к изобретению кукуруки. В общем, в магазинах было «шаром покати».
  
{{NSFW|title=Рецепт кукуруки|content=Кукурука - так мы называем это блюдо. Вкус - язык проглотить можно. На запах сбегутся все соседи... :)
+
{{NSFW|title=Рецепт кукуруки|content=Кукурука — так мы называем это блюдо. Вкус — язык проглотить можно. На запах сбегутся все соседи… :)
  
 
Для приготовления понадобится:
 
Для приготовления понадобится:
# Плита - 1 шт
+
# Плита — 1 шт
# Вода - 1 л
+
# Вода — 1 л
 
# Чайник
 
# Чайник
 
# Большая сковорода с крышкой
 
# Большая сковорода с крышкой
# Соль - 2 столовых ложки (без верха)
+
# Соль — 2 столовых ложки (без верха)
# Мелкие макаронные изделия (вермишель, рожки и т.п.) - 0.5 кг
+
# Мелкие макаронные изделия (вермишель, рожки и т. п.) — 0.5 кг
# Томатная паста - 2 столовых ложки
+
# Томатная паста — 2 столовых ложки
# Тушёнка говяжья - 1 банка
+
# Тушёнка говяжья — 1 банка
 
# Сливочное масло 1/3 пачки
 
# Сливочное масло 1/3 пачки
 
# Всё. :)
 
# Всё. :)
Строка 62: Строка 59:
 
Алгоритм:
 
Алгоритм:
  
# Высыпаете макаронные изделия в сухую сковороду и ставите эту сковороду на максимальный огонь. Пока сковорода разогревается...
+
# Высыпаете макаронные изделия в сухую сковороду и ставите эту сковороду на максимальный огонь. Пока сковорода разогревается…
 
# Наливаете воду в чайник и включаете его (или ставите на огонь), чтобы вода закипела ориентировочно через 5-7 минут
 
# Наливаете воду в чайник и включаете его (или ставите на огонь), чтобы вода закипела ориентировочно через 5-7 минут
 
# Вскрываете банку тушенки и ножом размельчаете в ней мясо. Если не вскрыта банка с томатной пастой, вскрываете ее и ставите под рукой. Так же под руку ставите пачку сливочного масла и соль.
 
# Вскрываете банку тушенки и ножом размельчаете в ней мясо. Если не вскрыта банка с томатной пастой, вскрываете ее и ставите под рукой. Так же под руку ставите пачку сливочного масла и соль.
# Когда сковорода начинает раскаляться, большой столовой ложкой мешаете в ней макаронные изделия - непрерывно. Мешать нужно, подгребая вермишель со дна и переворачивая ее (примерно так как на сковороде жарят семечки). На сухой сковороде! Процесс продолжается до тех пор, пока вермишель не подрумянится до светло-коричневого цвета и воздух не наполнится запахом печеного теста. Чайник должен закипеть немного раньше, чем закончится этот процесс.
+
# Когда сковорода начинает раскаляться, большой столовой ложкой мешаете в ней макаронные изделия — непрерывно. Мешать нужно, подгребая вермишель со дна и переворачивая ее (примерно так как на сковороде жарят семечки). На сухой сковороде! Процесс продолжается до тех пор, пока вермишель не подрумянится до светло-коричневого цвета и воздух не наполнится запахом печеного теста. Чайник должен закипеть немного раньше, чем закончится этот процесс.
# Когда макаронные изделия уже хорошо поджарились, убавляете огонь под сковородой в 2-3 раза. И тут же наливаете в сковороду кипяток. Наливать нужно акуратно и по чуть-чуть. Особенно в начале процесса, когда может подняться пена и залить плиту. Вода должна покрыть макаронные изделия полностью, и сверху над ними должен получиться слой воды. На 0.5 кг макаронных изделий у меня уходит примерно 0.7 л кипятка - получается воды почти до краев сковороды (лучше не до краев, иначе потом мешать будет трудно). Сразу после того, как закончили лить воду, размешиваете в воде макаронные изделия (пока вы лили кипяток, они немного слиплись).
+
# Когда макаронные изделия уже хорошо поджарились, убавляете огонь под сковородой в 2-3 раза. И тут же наливаете в сковороду кипяток. Наливать нужно акуратно и по чуть-чуть. Особенно в начале процесса, когда может подняться пена и залить плиту. Вода должна покрыть макаронные изделия полностью, и сверху над ними должен получиться слой воды. На 0.5 кг макаронных изделий у меня уходит примерно 0.7 л кипятка — получается воды почти до краев сковороды (лучше не до краев, иначе потом мешать будет трудно). Сразу после того, как закончили лить воду, размешиваете в воде макаронные изделия (пока вы лили кипяток, они немного слиплись).
 
# В сковороду добавляете: соль, 2 столовых ложки томатной пасты, сливочное масло 1/3 пачки (можно просто куском), тушенку. Всё это тщательно перемешиваете с макаронными изделиями. Пусть вас не пугает, что воды кажется многовато. Она вся уйдет.
 
# В сковороду добавляете: соль, 2 столовых ложки томатной пасты, сливочное масло 1/3 пачки (можно просто куском), тушенку. Всё это тщательно перемешиваете с макаронными изделиями. Пусть вас не пугает, что воды кажется многовато. Она вся уйдет.
# Накрыв сковороду крышкой, на слабом огне всё это "тушите" 20-30 минут, периодически перемешивая чтобы не пригорело. Мешать нужно чаще в конце, когда воды становится всё меньше. Когда вода уже совсем не видна, выключаете огонь и оставляете потомиться на 5 минут.
+
# Накрыв сковороду крышкой, на слабом огне всё это «тушите» 20-30 минут, периодически перемешивая чтобы не пригорело. Мешать нужно чаще в конце, когда воды становится всё меньше. Когда вода уже совсем не видна, выключаете огонь и оставляете потомиться на 5 минут.
# Раскладываете по тарелкам и едите. Приятного аппетита...}}
+
# Раскладываете по тарелкам и едите. Приятного аппетита…}}
  
Тем не менее, в холодильниках у всех что-то было то, чего нет в магазинах. Или покупали на рынке, или на «чёрном рынке». В городе был мясокомбинат, продукция которого расходилась именно по рукам по спекулятивным каналам, а до магазинов не доходила. Жили все по принципу «ты мне — я тебе». Нужно было быть чем-то ценным, чтобы к тебе могли обратиться «по блату».
+
Тем не менее, в холодильниках у всех что-то было то, чего нет в магазинах. Или покупали на рынке, или на «чёрном рынке». В городе был мясокомбинат, продукция которого расходилась именно по рукам по спекулятивным каналам, а до магазинов не доходила. Жили все по принципу «ты мне — я тебе». Нужно было быть чем-то ценным, чтобы к тебе могли обратиться «по блату».
  
 
Гаишники всегда брали взятки, маляры и строители подрабатывали на строительстве частных домов, кто-то продавал казенные стройматериалы, кто-то торговал государственными должностями… Законности там фактически не было. Никакой. Только «правила».
 
Гаишники всегда брали взятки, маляры и строители подрабатывали на строительстве частных домов, кто-то продавал казенные стройматериалы, кто-то торговал государственными должностями… Законности там фактически не было. Никакой. Только «правила».
Строка 77: Строка 74:
 
== Дальнейшее развитие ==
 
== Дальнейшее развитие ==
  
Самое крупное предприятие города — это текстильный комбинат. Местного населения не хватало, чтобы на нем работать, 90% работающих были приезжими. Девчонки из России, Украины, Молдавии, которые жили примерно в 15-20 корпусах общежитий, разбросанных по всему городу. Было несколько заводов, не крупных, конечно. Ленинаканский завод аналитических приборов производил [[:w:вискозиметр|вискозиметры]], [[:w:вольтметр|вольтметры]], [[:w:амперметр|амперметры]] и кучу прочего оборудования, в том числе, для советских подлодок.
+
Самое крупное предприятие города — это текстильный комбинат. Местного населения не хватало, чтобы на нем работать, 90% работающих были приезжими. Девчонки из России, Украины, Молдавии, которые жили примерно в 15-20 корпусах общежитий, разбросанных по всему городу. Было несколько заводов, не крупных, конечно. Ленинаканский завод аналитических приборов производил [[:w:вискозиметр|вискозиметры]], [[:w:вольтметр|вольтметры]], [[:w:амперметр|амперметры]] и кучу прочего оборудования, в том числе, для советских подлодок.
  
Ещё был завод «Микроэлектродвигатель», который производил двигатели, используемые в подставках для [[Новый год|новогодних]] ёлок. Работал СОКТИ (Специальный Опытно-Конструкторский Технологический Институт), который по сути был небольшим научно-производственным предприятием, производившим сейсмоустановки, оборудование для геологов и т. д. и т. п. Рядом находился «институт геофизики», гораздо более крупный (занимал огромную территорию). В соседнем районе находился завод, на котором производился широкий спектр металло-бумажных конденсаторов для электронных схем. Ну и кроме того, горстрой постоянно что-то строил. База горстроя располагала подъездными ж/д путями и территорией площадью в несколько квадратных километров.
+
Ещё был завод «Микроэлектродвигатель», который производил двигатели, используемые в подставках для [[Новый год|новогодних]] ёлок. Работал СОКТИ (Специальный Опытно-Конструкторский Технологический Институт), который по сути был небольшим научно-производственным предприятием, производившим сейсмоустановки, оборудование для геологов и т. д. и т. п. Рядом находился «институт геофизики», гораздо более крупный (занимал огромную территорию). В соседнем районе находился завод, на котором производился широкий спектр металло-бумажных конденсаторов для электронных схем. Ну и кроме того, горстрой постоянно что-то строил. База горстроя располагала подъездными ж/д путями и территорией площадью в несколько квадратных километров.
  
Мясокомбинат тоже был весьма крупным — на нем работал население целого района. Район несколько на отшибе остального города так и назывался «мясокомбинат», и в нем постоянно воняло горелыми костями и волосами. Был ткацкий комбинат, два крупных ВУЗа — политехнический и педагогический, музучилище, около 35 общеобразовательных школ (из них 4 — с русским языком преподавания), железнодорожный техникум, медучилище, 4 музыкальные школы, 4 больницы. Но главное, именно градообраразующее — это текстильный комбинат. Его масштабы поражали воображение, он был существенно крупнее всех-остальных предприятий Ленинакана. Для города с населением в 150 тыс.чел. и с такими архаичными представлениями это весьма существенная инфраструктура. В Ленинакан специально вкладывали эту инфраструктуру, чтобы оторвать людей от архаичных представлений. И, следует признать, в очень заметной степени это удалось сделать.
+
Мясокомбинат тоже был весьма крупным — на нем работал население целого района. Район несколько на отшибе остального города так и назывался «мясокомбинат», и в нем постоянно воняло горелыми костями и волосами. Был ткацкий комбинат, два крупных ВУЗа — политехнический и педагогический, музучилище, около 35 общеобразовательных школ (из них 4 — с русским языком преподавания), железнодорожный техникум, медучилище, 4 музыкальные школы, 4 больницы. Но главное, именно градообраразующее — это текстильный комбинат. Его масштабы поражали воображение, он был существенно крупнее всех-остальных предприятий Ленинакана. Для города с населением в 150 тыс.чел. и с такими архаичными представлениями это весьма существенная инфраструктура. В Ленинакан специально вкладывали эту инфраструктуру, чтобы оторвать людей от архаичных представлений. И, следует признать, в очень заметной степени это удалось сделать.
  
В 1985 году город отстроился, стал очень красивым, ухоженным. Существенно изменились в более цивилизованную сторону и представления местного населения (хотя, некоторые нюансы, конечно же, остались). Местная промышленность выпускала очень забавные образцы игрушек, которые в других регионах СССР купить было невозможно. На рынке продавалось много местных фруктов и овощей: [[:w:Тута|туту]], [[:w:инжир|инжир]], [[:w:кизил|кизил]], [[:w:чурчхелла|чурчхеллу]], [[:w:суджук|суджук]], [[:w:бастурма|бастурму]], [[:w:мацун|мацун]] (русифицированное название «мацони»), матнакаш (хлеб), [[:w:бртуч|бртуч]] (сыр с зеленью в лаваше), варёную черемшу, [[:w:Долма|долму]]. Масса красивых старых туфовых построек — много древних церквей (напомню, что армяне — христиане), все действующие, очень специфической архитектуры. В церковной службе тоже есть масса отличий от того, как это делается в России.
+
В 1985 году город отстроился, стал очень красивым, ухоженным. Существенно изменились в более цивилизованную сторону и представления местного населения (хотя, некоторые нюансы, конечно же, остались). Местная промышленность выпускала очень забавные образцы игрушек, которые в других регионах СССР купить было невозможно. На рынке продавалось много местных фруктов и овощей: [[:w:Тута|туту]], [[:w:инжир|инжир]], [[:w:кизил|кизил]], [[:w:чурчхелла|чурчхеллу]], [[:w:суджук|суджук]], [[:w:бастурма|бастурму]], [[:w:мацун|мацун]] (русифицированное название «мацони»), матнакаш (хлеб), [[:w:бртуч|бртуч]] (сыр с зеленью в лаваше), варёную черемшу, [[:w:Долма|долму]]. Масса красивых старых туфовых построек — много древних церквей (напомню, что армяне — христиане), все действующие, очень специфической архитектуры. В церковной службе тоже есть масса отличий от того, как это делается в России.
  
 
Люди ходят по улицам так мее-еедленно, вразвалочку, после того как привыкнешь к бегу трусцой по московским улицам и [[метро]], это кажется несколько странным. Аборигены на улицах очень часто не сидят на скамеечках и не прогуливаются, а сидят на корточках (зачастую рядом со скамеечками). Причем, сидеть на корточках и щёлкать семечки, ведя неспешную беседу, они могут часами.
 
Люди ходят по улицам так мее-еедленно, вразвалочку, после того как привыкнешь к бегу трусцой по московским улицам и [[метро]], это кажется несколько странным. Аборигены на улицах очень часто не сидят на скамеечках и не прогуливаются, а сидят на корточках (зачастую рядом со скамеечками). Причем, сидеть на корточках и щёлкать семечки, ведя неспешную беседу, они могут часами.
Строка 89: Строка 86:
 
Однако, после [[:w:Спитакское землетрясение||землетрясения 1988 года]] город очень сильно изменился. Существенная часть города была полностью разрушена. До землетрясения был период максимального расцвета города. Того города больше нет.
 
Однако, после [[:w:Спитакское землетрясение||землетрясения 1988 года]] город очень сильно изменился. Существенная часть города была полностью разрушена. До землетрясения был период максимального расцвета города. Того города больше нет.
  
Говорят, что сейчас его более-менее восстановили, но всё равно он очень сильно изменился, и восстановить его смогли только отчасти. После землетрясения на городе сильно сказались ещё и социальные потрясения, связанные с распадом СССР, сменой власти (точнее, безвластием) и периодом полной анархии. Во многих районах города длительное время люди жили без самого элементарного — без света, без воды. За водой ходили с вёдрами на колонку в другой район (где она бежала еле-еле), или к знакомым. Зимой жили без отопления. Население вынуждено было обзавестись печками-буржуйками, в которых спалили почти все деревья в городе, включая весь парк имени Горького (весьма обширная территория), и пригородные парки. А раньше этот город утопал в зелени. Сейчас, правда, поговаривают, растительность начали восстанавливать.
+
Говорят, что сейчас его более-менее восстановили, но всё равно он очень сильно изменился, и восстановить его смогли только отчасти. После землетрясения на городе сильно сказались ещё и социальные потрясения, связанные с распадом СССР, сменой власти (точнее, безвластием) и периодом полной анархии. Во многих районах города длительное время люди жили без самого элементарного — без света, без воды. За водой ходили с вёдрами на колонку в другой район (где она бежала еле-еле), или к знакомым. Зимой жили без отопления. Население вынуждено было обзавестись печками-буржуйками, в которых спалили почти все деревья в городе, включая весь парк имени Горького (весьма обширная территория), и пригородные парки. А раньше этот город утопал в зелени. Сейчас, правда, поговаривают, растительность начали восстанавливать.
  
 
== Боевые искусства ==
 
== Боевые искусства ==
Строка 95: Строка 92:
 
В Ленинакане не было секции самбо, вместо неё была секция дзюдо. Не было также секции каратэ, по крайней мере, легальной. Поэтому и владеющих приемами каратэ можно было встретить очень редко, в основном это были приезжие. И когда такой приезжий, даже не особо-то и мастер вставал в стойку и делал пару специфических движений, у окружающих резко спадало давление пара агрессии. Владение каратэ реально помогло на первых порах, пока приезжий не понимал ни местных порядков, ни речи, ни, тем более «правил». Именно потому, что о каратэ у всех местных было представление как о чём-то таком, супер-пупер, сильно завышенное, одним словом. О самбо же вообще никакого представления не было. Поэтому прием самбо, проведенный в драке, производил ещё более сильный психологический эффект. У окружающих сразу вылезали глаза на лоб и в них читался неподдельный ужас «что это было???!!!». Когда после приёма противник не просто улетает в сторону, а падает на землю как подрубленный и начинает громко кричать «ой мамочки! моя рука! моя рука!», то его кореши впадают в состояние транса, не понимая, что произошло, и почему он кричит. Эти вопли действовали на шпану просто убийственно, редко кто после этого решался на «продолжение банкета».
 
В Ленинакане не было секции самбо, вместо неё была секция дзюдо. Не было также секции каратэ, по крайней мере, легальной. Поэтому и владеющих приемами каратэ можно было встретить очень редко, в основном это были приезжие. И когда такой приезжий, даже не особо-то и мастер вставал в стойку и делал пару специфических движений, у окружающих резко спадало давление пара агрессии. Владение каратэ реально помогло на первых порах, пока приезжий не понимал ни местных порядков, ни речи, ни, тем более «правил». Именно потому, что о каратэ у всех местных было представление как о чём-то таком, супер-пупер, сильно завышенное, одним словом. О самбо же вообще никакого представления не было. Поэтому прием самбо, проведенный в драке, производил ещё более сильный психологический эффект. У окружающих сразу вылезали глаза на лоб и в них читался неподдельный ужас «что это было???!!!». Когда после приёма противник не просто улетает в сторону, а падает на землю как подрубленный и начинает громко кричать «ой мамочки! моя рука! моя рука!», то его кореши впадают в состояние транса, не понимая, что произошло, и почему он кричит. Эти вопли действовали на шпану просто убийственно, редко кто после этого решался на «продолжение банкета».
  
Вообще, если ты столкнулся с ситуацией, когда тебя объявили «не правым» перед лицом шкотлы в 15-30 человек, то это уже ситуация на грани жизни и смерти. Если такая толпа начала месить одного, она делала это с каким-то остервенелым упоением. И очень часто такие случаи приводили к тому, что человек становился калекой на всю жизнь, а порой приводили и к смерти избитого, если шкотла совсем уж увлеклась. Именно на такой случай все и носили с собой нож, который в других ситуациях старались из кармана не вынимать. Самое оптимальное действие для объявленного «не правым» вынуть нож и напасть первым, введя себя в состояние «берсерского» исступления. В этом случае у него есть шанс не быть поваленным на землю и не быть запинанным до состояния отбивной котлеты. Но он должен нанести несколько реальных ударов ножом, в противном случае его всё равно подкараулят позже. Если он нанес удар ножом, то считается, что он «смыл позор кровью», и о том, что ранее он был «не прав», предпочитают уже не упоминать, инцидент считается исчерпанным, все задолженности погашенными. Даже тот, кто попал под нож, обычно не требовал «продолжения банкета» (хотя бывали и исключения), для него тоже инцидент считается исчерпанным, а наличие шрамов от ножа считалось даже чем-то вроде «мужского украшения». Однако, если ты вынул нож, чтобы напасть, будь готов, что в ответ тоже могут вынуть ножи и ударить (вероятность этого со стороны «шкотлы» примерно 0.15 — 0.2). Если ножи вынули обе стороны — и нападающая, и защищающаяся, то без летальных исходов выйти из ситуации уже навряд ли удастся. Тут уже придется реально биться не на жизнь, а на смерть, и наносить удары ножом не для того, чтобы просто пустить кровь, а чтобы убить. Главное уже — просто выжить.
+
Вообще, если ты столкнулся с ситуацией, когда тебя объявили «не правым» перед лицом шкотлы в 15-30 человек, то это уже ситуация на грани жизни и смерти. Если такая толпа начала месить одного, она делала это с каким-то остервенелым упоением. И очень часто такие случаи приводили к тому, что человек становился калекой на всю жизнь, а порой приводили и к смерти избитого, если шкотла совсем уж увлеклась. Именно на такой случай все и носили с собой нож, который в других ситуациях старались из кармана не вынимать. Самое оптимальное действие для объявленного «не правым» вынуть нож и напасть первым, введя себя в состояние «берсерского» исступления. В этом случае у него есть шанс не быть поваленным на землю и не быть запинанным до состояния отбивной котлеты. Но он должен нанести несколько реальных ударов ножом, в противном случае его всё равно подкараулят позже. Если он нанес удар ножом, то считается, что он «смыл позор кровью», и о том, что ранее он был «не прав», предпочитают уже не упоминать, инцидент считается исчерпанным, все задолженности погашенными. Даже тот, кто попал под нож, обычно не требовал «продолжения банкета» (хотя бывали и исключения), для него тоже инцидент считается исчерпанным, а наличие шрамов от ножа считалось даже чем-то вроде «мужского украшения». Однако, если ты вынул нож, чтобы напасть, будь готов, что в ответ тоже могут вынуть ножи и ударить (вероятность этого со стороны «шкотлы» примерно 0.15 — 0.2). Если ножи вынули обе стороны — и нападающая, и защищающаяся, то без летальных исходов выйти из ситуации уже навряд ли удастся. Тут уже придется реально биться не на жизнь, а на смерть, и наносить удары ножом не для того, чтобы просто пустить кровь, а чтобы убить. Главное уже — просто выжить.
  
Поэтому так важны именно психологические нюансы, действующие на «шкотлу». Очень важно не показать испуг. Если ты ведешь себя уверенно и агрессивно сам «наезжаешь» на шкотлу, то это часто производит эффект. Шпана начинает сомневаться — вдруг ты реально крутой, и у тебя имеется «группа поддержки», с которой лучше не связываться, и предпочитают осторожничать, пока окончательно не прояснят для себя этот вопрос. Если же ты внезапно вывел из строя их переговорщика каким-то заковыристым и эффектным приемом ещё до того как разобрались, кто именно «не прав», после чего сделал решительный шаг в сторону шкотлы, то ни в чём пока еще не уверенная шкотла обычно разбегается. Хотя, иногда можно и нарваться. Это как в игре в очко. Ты блефанул, и тебе могут поверить, а могут и не поверить. Если толпа не разбегается, тогда остается просто драться, уже полагаясь на свои рефлексы, навыки и интуицию. Если шкотла небольшая — 6-10 человек, то можно выйти и победителем, эффективно применяя приёмы и грамотно выставляя противников «в очередь» (так чтобы они мешали друг другу). В драках 1-2 на 6-10 ножи, как правило, никто не достает, это просто драка (точнее, избиение, но без большого риска для жизни избиваемого).
+
Поэтому так важны именно психологические нюансы, действующие на «шкотлу». Очень важно не показать испуг. Если ты ведешь себя уверенно и агрессивно сам «наезжаешь» на шкотлу, то это часто производит эффект. Шпана начинает сомневаться — вдруг ты реально крутой, и у тебя имеется «группа поддержки», с которой лучше не связываться, и предпочитают осторожничать, пока окончательно не прояснят для себя этот вопрос. Если же ты внезапно вывел из строя их переговорщика каким-то заковыристым и эффектным приемом ещё до того как разобрались, кто именно «не прав», после чего сделал решительный шаг в сторону шкотлы, то ни в чём пока еще не уверенная шкотла обычно разбегается. Хотя, иногда можно и нарваться. Это как в игре в очко. Ты блефанул, и тебе могут поверить, а могут и не поверить. Если толпа не разбегается, тогда остается просто драться, уже полагаясь на свои рефлексы, навыки и интуицию. Если шкотла небольшая — 6-10 человек, то можно выйти и победителем, эффективно применяя приёмы и грамотно выставляя противников «в очередь» (так чтобы они мешали друг другу). В драках 1-2 на 6-10 ножи, как правило, никто не достает, это просто драка (точнее, избиение, но без большого риска для жизни избиваемого).
  
Вообще, школа регулярной уличной драки, в которой ты регулярно оказываешься в подавляющем меньшинстве — очень ценная школа, более ценная, чем какая-либо спортивная секция. Если остался жив, разумеется — всё что нас не убивает, делает нас более сильными.
+
Вообще, школа регулярной уличной драки, в которой ты регулярно оказываешься в подавляющем меньшинстве — очень ценная школа, более ценная, чем какая-либо спортивная секция. Если остался жив, разумеется — всё что нас не убивает, делает нас более сильными.
  
 
Большинство армянской шпаны с ранних лет оказывается на определенном уровне иерархии, на всю жизнь. Если у тебя, например, двоюродный брат или дядя «крутой», то ещё с [[Десткий сад|детского сада]] уже формируется «пацанская ниша», в которой ты находишься. Ты можешь не иметь вообще никаких «боевых заслуг», никакого опыта (за исключением искусства балаболить), быть физически неразвитым, не владеть никакими приемами, но ты уже «уважаемый», и за тобой пойдет толпа шпаны с определённого уровня иерархии этих отношений. Такие «народные герои» обычно и являются «балабольными лидерами», сами толком драться не умеют, как правило выигрывают драки именно благодаря тому, что могут привести толпу. Реально не бьют, а лишь подают сигнал к началу избиения (например, лёгкой пощечиной). В районах имеются свои «богатыри», физически более крепкие, которые и осуществляют основной этап экзекуции. Но у «качков» обычно плохо соображают мозги и плохо поставлена речь, поэтому они подключаются именно по сигналу, а изначально стоят в сторонке и молча слушают.
 
Большинство армянской шпаны с ранних лет оказывается на определенном уровне иерархии, на всю жизнь. Если у тебя, например, двоюродный брат или дядя «крутой», то ещё с [[Десткий сад|детского сада]] уже формируется «пацанская ниша», в которой ты находишься. Ты можешь не иметь вообще никаких «боевых заслуг», никакого опыта (за исключением искусства балаболить), быть физически неразвитым, не владеть никакими приемами, но ты уже «уважаемый», и за тобой пойдет толпа шпаны с определённого уровня иерархии этих отношений. Такие «народные герои» обычно и являются «балабольными лидерами», сами толком драться не умеют, как правило выигрывают драки именно благодаря тому, что могут привести толпу. Реально не бьют, а лишь подают сигнал к началу избиения (например, лёгкой пощечиной). В районах имеются свои «богатыри», физически более крепкие, которые и осуществляют основной этап экзекуции. Но у «качков» обычно плохо соображают мозги и плохо поставлена речь, поэтому они подключаются именно по сигналу, а изначально стоят в сторонке и молча слушают.
  
 
== Человек-легенда ==
 
== Человек-легенда ==
{{Video|mp07nWWmavM|width=350|А это видеоролик с видами, который выбрал человек-легенда Ленинакана, возница действующей повозки-такси на манер лондонских кэбов, всегда была одной из главной достопримечательностей Ленинакана. Он стоял обычно между школой и рынком. Заплатив 50 копеек, можно было на ней прокатиться, и это считалось экзотикой. Он говорит о том, как своими руками отделывают туф, чтобы построить дом по древним местным традициям, показывает сделанную вручную местными мастерами посуду и предметы утвари (рядом с рынком работали около полутора десятков ремесленных мастерских, в которых прямо на глазах покупателей их делали умельцы-мастера своими руками). Там есть виды винных погребов, древней архитектуры...}}
+
{{Video|mp07nWWmavM|width=450|А это видеоролик с видами, который выбрал человек-легенда Ленинакана, возница действующей повозки-такси на манер лондонских кэбов, всегда была одной из главной достопримечательностей Ленинакана. Он стоял обычно между школой и рынком. Заплатив 50 копеек, можно было на ней прокатиться, и это считалось экзотикой. Он говорит о том, как своими руками отделывают туф, чтобы построить дом по древним местным традициям, показывает сделанную вручную местными мастерами посуду и предметы утвари (рядом с рынком работали около полутора десятков ремесленных мастерских, в которых прямо на глазах покупателей их делали умельцы-мастера своими руками). Там есть виды винных погребов, древней архитектуры...}}
  
 
Перевод монолога:
 
Перевод монолога:
  
Нет, правда, ничего, работаю. 94 года мне. Знаю, конечно, что смерть в конце концов придет. Но какой горец будет бояться смерти? Да и некогда её бояться. Разве эти красавцы дадут о смерти задуматься<ref>(это он о лошадях)</ref>? Каждый раз выезжаю я в город на фаэтоне. Сядет человек в фаэтон — повезу. И какой-то ниточкой свяжется моя судьба и его… Сколько людей садилось в мой фаэтон… Отец Марач садился, [[:w:Тигранян, Армен|Армен Тигранян]] садился, [[:w:Исаакян, Аветик Саакович|Аветик Исаакян]] садился, [[:w:Шираз, Ованес Тадевосович|Ованес Шираз]] садился… Ээх… Каждый раз смотрю на Гюмри и поражаюсь, насколько это красивый город! Говорят, в нашем городе хранится память трёх тысяч лет! Это не я говорю, это знающие люди говорят, которые всякие умные вещи написали, ещё в глубокой древности… К примеру, о [[:w:Ксенофонт|Ксенофонте]] слыхали? Он когда по территории Армении походом проходил, по Ширакскому плато, заметил, что местные горцы хранят в пещерах вот в таких больших кувшинах <ref>(2:42)</ref> холодную вкусную воду. Добывают её с большой глубины, запечатывают и хранят. Это была та самая знаменитая вода, которой Гюмри ценится… Султан этот, [[:w:Абдул-Хамид II|Абдул Гамид]] первый затеял этот дурацкий [[:w:Геноцид армян|геноцид]] в XVIII веке… Они тут всё разрушали… А мы восстанавливали, песни сочиняли, стихи сочиняли… Какие люди тут жили, да и сейчас живут… Какие дома строили… Вот эти маленькие домики <ref>(3:30)</ref> назвали именем [[:w:Полоз Мукуч|Полоза Мукуча]]. Таких забавных людей как он, я больше не видел, честное слово… Говорят, однажды пошёл он как-то следом за красивой девушкой, шёл, шёл и спрашивает:<br />
+
Нет, правда, ничего, работаю. 94 года мне. Знаю, конечно, что смерть в конце концов придет. Но какой горец будет бояться смерти? Да и некогда её бояться. Разве эти красавцы дадут о смерти задуматься<ref>(это он о лошадях)</ref>? Каждый раз выезжаю я в город на фаэтоне. Сядет человек в фаэтон — повезу. И какой-то ниточкой свяжется моя судьба и его… Сколько людей садилось в мой фаэтон… Отец Марач садился, [[:w:Тигранян, Армен|Армен Тигранян]] садился, [[:w:Исаакян, Аветик Саакович|Аветик Исаакян]] садился, [[:w:Шираз, Ованес Тадевосович|Ованес Шираз]] садился… Ээх… Каждый раз смотрю на Гюмри и поражаюсь, насколько это красивый город! Говорят, в нашем городе хранится память трёх тысяч лет! Это не я говорю, это знающие люди говорят, которые всякие умные вещи написали, ещё в глубокой древности… К примеру, о [[:w:Ксенофонт|Ксенофонте]] слыхали? Он когда по территории Армении походом проходил, по Ширакскому плато, заметил, что местные горцы хранят в пещерах вот в таких больших кувшинах <ref>(2:42)</ref> холодную вкусную воду. Добывают её с большой глубины, запечатывают и хранят. Это была та самая знаменитая вода, которой Гюмри ценится… Султан этот, [[:w:Абдул-Хамид II|Абдул Гамид]] первый затеял этот дурацкий [[:w:Геноцид армян|геноцид]] в XVIII веке… Они тут всё разрушали… А мы восстанавливали, песни сочиняли, стихи сочиняли… Какие люди тут жили, да и сейчас живут… Какие дома строили… Вот эти маленькие домики <ref>(3:30)</ref> назвали именем [[:w:Полоз Мукуч|Полоза Мукуча]]. Таких забавных людей как он, я больше не видел, честное слово… Говорят, однажды пошёл он как-то следом за красивой девушкой, шёл, шёл и спрашивает:<br />
 
- Сестричка, куда ты идешь?<br />
 
- Сестричка, куда ты идешь?<br />
 
- Какое тебе дело, куда я иду?<br />
 
- Какое тебе дело, куда я иду?<br />
 
- Чтобы определить, куда '''я''' в итоге приду. :)
 
- Чтобы определить, куда '''я''' в итоге приду. :)
  
Вах-вах-вах, какой город у нас, какие жители были, какие красавицы, какие джигиты, какие селяне… Да, по сути и сейчас селом Гюмри осталось. Их уж и нет, а Гюмри — осталось. [http://www.armenianhouse.org/dashtents/dashtents-ru.html Хачик Даштенц] писал прямо в фаэтоне… Тогда, во время геноцида, его дом динамитом взорвали. Османцы заполонили весь город, творили ужас… Не знал, выживем или нет… Сейчас 50 детей, внуков и правнуков имею, больше всего Саркиса люблю <ref>(4:45)</ref>… Столько он песен знает! Из оперы Армена Тиграняна арии поет! Вот ведь как… Первую армянскую оперу здесь, в Ленинакане, поставили<ref>(5:12 поет выдержку из оперы, затем звучит оригинал)</ref>…
+
Вах-вах-вах, какой город у нас, какие жители были, какие красавицы, какие джигиты, какие селяне… Да, по сути и сейчас селом Гюмри осталось. Их уж и нет, а Гюмри — осталось. [http://www.armenianhouse.org/dashtents/dashtents-ru.html Хачик Даштенц] писал прямо в фаэтоне… Тогда, во время геноцида, его дом динамитом взорвали. Османцы заполонили весь город, творили ужас… Не знал, выживем или нет… Сейчас 50 детей, внуков и правнуков имею, больше всего Саркиса люблю <ref>(4:45)</ref>… Столько он песен знает! Из оперы Армена Тиграняна арии поет! Вот ведь как… Первую армянскую оперу здесь, в Ленинакане, поставили<ref>(5:12 поет выдержку из оперы, затем звучит оригинал)</ref>…
  
Эх, [[:w:Ахурян|Арпачай]]… Какая вода в нём течёт! Ноги в эту воду опустишь <ref>(вода — ледяная)</ref> и все болезни из тебя вода высасывает. Какая там рыба! Хотят эту рыбу поймать <ref>(15:47)</ref>… Тащи, тащи, тащи! А рыбы-то и нет… Есть над чем задуматься <ref>рыбы раньше было много, потом всё меньше и меньше, сейчас мелкая есть, но поймать ее очень трудно, ловят такой круговой сеткой с грузиками по краям, которую раскручивают чтобы грузики вращались и раскрывали сетку и забрасывают как лассо, вытягивают за веревку, прикрепленную к центру круга, при этом грузики сходятся вместе, волочась по дну и затягивая рыбу в центр сети — на видео не очень хорошо это видно</ref>. Да, [[:w:Гаспарян, Дживан|Дживан]] приезжал недавно <ref>он уроженец Ленинакана, ему в Гюмри несколько лет назад памятник поставили</ref>, поездили с ним по городу, посмотрел он как город изменился… Вот такой наш город. Две тысячи лет мы тут жили, а османцы пришли и сказали, что мы тут больше жить не будем. Все церкви разрушили, а мы семь церквей снова отстроили, сразу, как только смогли. Хорошо бы, чтоб ещё построили. Что же это за город был бы, если бы не нашел времени и сил на постройку церквей. Знаете, почему колокольный звон церквей «плбла» называют? Потому что когда солнечный зайчик от их куполов отражается, его тоже «плбла» называют <ref>игра слов</ref>. Богу — в семи церквях молимся. Я вот в этой молюсь <ref>6:41</ref>. О ней легенда есть. Татос, который её строил, не имел ни чертежей, ни схем, но чтобы её построить, каждый день ездил в столицу, смотрел, чтобы скопировать одну из церквей [[:w:Ани (город)|Ани]] <ref>прежней столицы Армении, которую называли «городом 1001 церкви»</ref>. Ах, Ани, Ани… Чтобы дома разрушителей были так разрушены… Во всём мире не было такого светлого города! Турки всё разрушили. Там от одного здания только три камня осталось разбросанные далеко-далеко, местные армяне их вместе собрали, как память. А если бы Ани нашим сейчас был, разве же он остался бы в таких руинах <ref>он остался на территории Турции</ref>… Почему мы не смогли его отстоять? Весь армянский народ бы на ноги поднялся, чтобы его восстановить<ref>8:00 — сцена снята в одной из ремесленных мастерских недалеко от базара, кузница</ref>. Каждый день мастер Папиникос стучал по наковальне. Он ВОТ ТАКОЙ мастер! Знаете, сколько он фаэтонов за свою жизнь сделал? И мой фаэтон тоже он сделал. И где теперь он — нет его, и мастерство его забывается. Молодежь не хочет учиться его искусству…
+
Эх, [[:w:Ахурян|Арпачай]]… Какая вода в нём течёт! Ноги в эту воду опустишь <ref>(вода — ледяная)</ref> — и все болезни из тебя вода высасывает. Какая там рыба! Хотят эту рыбу поймать <ref>(15:47)</ref>… Тащи, тащи, тащи! А рыбы-то и нет… Есть над чем задуматься <ref>рыбы раньше было много, потом всё меньше и меньше, сейчас мелкая есть, но поймать ее очень трудно, ловят такой круговой сеткой с грузиками по краям, которую раскручивают чтобы грузики вращались и раскрывали сетку и забрасывают как лассо, вытягивают за веревку, прикрепленную к центру круга, при этом грузики сходятся вместе, волочась по дну и затягивая рыбу в центр сети — на видео не очень хорошо это видно</ref>. Да, [[:w:Гаспарян, Дживан|Дживан]] приезжал недавно <ref>он уроженец Ленинакана, ему в Гюмри несколько лет назад памятник поставили</ref>, поездили с ним по городу, посмотрел он как город изменился… Вот такой наш город. Две тысячи лет мы тут жили, а османцы пришли и сказали, что мы тут больше жить не будем. Все церкви разрушили, а мы семь церквей снова отстроили, сразу, как только смогли. Хорошо бы, чтоб ещё построили. Что же это за город был бы, если бы не нашел времени и сил на постройку церквей. Знаете, почему колокольный звон церквей «плбла» называют? Потому что когда солнечный зайчик от их куполов отражается, его тоже «плбла» называют <ref>игра слов</ref>. Богу — в семи церквях молимся. Я вот в этой молюсь <ref>6:41</ref>. О ней легенда есть. Татос, который её строил, не имел ни чертежей, ни схем, но чтобы её построить, каждый день ездил в столицу, смотрел, чтобы скопировать одну из церквей [[:w:Ани (город)|Ани]] <ref>прежней столицы Армении, которую называли «городом 1001 церкви»</ref>. Ах, Ани, Ани… Чтобы дома разрушителей были так разрушены… Во всём мире не было такого светлого города! Турки всё разрушили. Там от одного здания только три камня осталось разбросанные далеко-далеко, местные армяне их вместе собрали, как память. А если бы Ани нашим сейчас был, разве же он остался бы в таких руинах <ref>он остался на территории Турции</ref>… Почему мы не смогли его отстоять? Весь армянский народ бы на ноги поднялся, чтобы его восстановить<ref>8:00 — сцена снята в одной из ремесленных мастерских недалеко от базара, кузница</ref>. Каждый день мастер Папиникос стучал по наковальне. Он ВОТ ТАКОЙ мастер! Знаете, сколько он фаэтонов за свою жизнь сделал? И мой фаэтон тоже он сделал. И где теперь он — нет его, и мастерство его забывается. Молодежь не хочет учиться его искусству…
  
 
О, внучка заснула… Умереть мне под утро <ref>Поговорка, пожелание легкой смерти</ref>. А ей сесть на место возницы и кричать «эй!» пока кричится и весело поётся. Умереть мне под утро.
 
О, внучка заснула… Умереть мне под утро <ref>Поговорка, пожелание легкой смерти</ref>. А ей сесть на место возницы и кричать «эй!» пока кричится и весело поётся. Умереть мне под утро.
Строка 124: Строка 121:
  
  
Перевод:<br />
+
Перевод:
- Володя! Что случилось?<br />
+
{{Цитата|pre=1|— Володя! Что случилось?
- Не знаю, но что-то страшное…<br />
+
Не знаю, но что-то страшное…
- Что именно? Заболел, что ли? Может, врача вызвать?<br />
+
Что именно? Заболел, что ли? Может, врача вызвать?
- Нет! Вчера стал снимать халат — все пуговицы отвалились.<br />
+
Нет! Вчера стал снимать халат — все пуговицы отвалились.
- Ну отвалились, и ладно, фиг с ними. Случилось-то что? Чего ты так боишься?<br />
+
Ну отвалились, и ладно, фиг с ними. Случилось-то что? Чего ты так боишься?
- Стал дверь открывать — дверная ручка отвалилась.<br />
+
Стал дверь открывать — дверная ручка отвалилась.
- Ну отвалилась, и ладно, боишься-то чего?<br />
+
Ну отвалилась, и ладно, боишься-то чего?
- Чайник взял — у него тоже ручка отвалилась!<br />
+
Чайник взял — у него тоже ручка отвалилась!
- Ну и черт с ним, с чайником, боишься-то чего?<br />
+
Ну и черт с ним, с чайником, боишься-то чего?
- Чего боюсь?.. В туалет идти…
+
Чего боюсь? В туалет идти…|}}
  
 
== Мораль ==
 
== Мораль ==
  
Сколько людей там было зарезано, сколько стало калеками, сколько прожили всю жизнь в кромешном аду, так и оставшись в «придонной» части иерархии... И всё ради каких-то «правил», о которых население не только нашей планеты, но и СССР никогда не слышало, а во всей остальной Армении, если и слышало, то краем уха.
+
Сколько людей там было зарезано, сколько стало калеками, сколько прожили всю жизнь в кромешном аду, так и оставшись в «придонной» части иерархии… И всё ради каких-то «правил», о которых население не только нашей планеты, но и СССР никогда не слышало, а во всей остальной Армении, если и слышало, то краем уха.
  
 
Вот так люди способны сами для себя устраивать образцовый ад буквально на ровном месте вне классических социально-политических теорий и вне религий. Это вроде армейской дедовщины, только не такой, которую нужно пережить полгодика-год, а на всю жизнь. И делают это люди сами. Из ничего. Из ниоткуда.
 
Вот так люди способны сами для себя устраивать образцовый ад буквально на ровном месте вне классических социально-политических теорий и вне религий. Это вроде армейской дедовщины, только не такой, которую нужно пережить полгодика-год, а на всю жизнь. И делают это люди сами. Из ничего. Из ниоткуда.
  
Вот, казалось бы, эти ленинаканцы — из всех армян самые агрессивные, самые жестокие. Но, по сути, если глубоко вникнуть, откуда в них берется эта агрессия? Они будут говорить «потому что мы — горцы!». Это ложь, которую они трындят сами себе, и даже отчасти в неё верят, но от этого она не перестает быть ложью. Они ВЫНУЖДЕНЫ быть агрессивными. В целях самозащиты. А вот вопрос - в целях самозащиты от кого и от чего? Да от себя же! От своей дикости. Агрессия происходит в целях самозащиты, очень многие, и особенно, наиболее агрессивные люди, на полном серьезе считают, что агрессивное поведение - это самый эффективный способ защитить себя.
+
Вот, казалось бы, эти ленинаканцы — из всех армян самые агрессивные, самые жестокие. Но, по сути, если глубоко вникнуть, откуда в них берется эта агрессия? Они будут говорить «потому что мы — горцы!». Это ложь, которую они трындят сами себе, и даже отчасти в неё верят, но от этого она не перестает быть ложью. Они ВЫНУЖДЕНЫ быть агрессивными. В целях самозащиты. А вот вопрос — в целях самозащиты от кого и от чего? Да от себя же! От своей дикости. Агрессия происходит в целях самозащиты, очень многие, и особенно, наиболее агрессивные люди, на полном серьезе считают, что агрессивное поведение — это самый эффективный способ защитить себя.
  
 
Не нужно ненавидеть агрессивных «нелюдей», ЛКН. Это глубоко несчастные люди, которые сделали несчастными сами себя и пытаются найти причины своих несчастий в других нациях, в других религиях, в других людях, которые живут более счастливо (они это видят, но не понимают, почему).
 
Не нужно ненавидеть агрессивных «нелюдей», ЛКН. Это глубоко несчастные люди, которые сделали несчастными сами себя и пытаются найти причины своих несчастий в других нациях, в других религиях, в других людях, которые живут более счастливо (они это видят, но не понимают, почему).
  
А еще подумайте над тем, что мы, конечно же, существенно более цивилизованные, но всё же тоже отчасти - дикие. И точно так же как они делаем сами себя несчастными, только немного в меньшей степени. В той же армии — сами себе устраиваем дедовщину. И не нужно винить правительство, государство, или кого-либо ещё «извне». Все проблемы — они здесь, внутри, в нашей черепной коробочке, в нашей собственной. Когда мы ищем виноватых «вовне», мы, по сути, устраиваем микровзрывы поясов шахидов, пытаясь обвинить в том, что делаем мы сами, кого-то другого, и кого-то другого за это наказать. За то, в чём мы сами же и виноваты.
+
А еще подумайте над тем, что мы, конечно же, существенно более цивилизованные, но всё же тоже отчасти — дикие. И точно так же как они делаем сами себя несчастными, только немного в меньшей степени. В той же армии — сами себе устраиваем дедовщину. И не нужно винить правительство, государство, или кого-либо ещё «извне». Все проблемы — они здесь, внутри, в нашей черепной коробочке, в нашей собственной. Когда мы ищем виноватых «вовне», мы, по сути, устраиваем микровзрывы поясов шахидов, пытаясь обвинить в том, что делаем мы сами, кого-то другого, и кого-то другого за это наказать. За то, в чём мы сами же и виноваты.
  
 
{{Include|1=Видео|2=Видео}}
 
{{Include|1=Видео|2=Видео}}
  
== Смотри также ==
+
== См. также ==
 
* [[Склад копипасты:Ленинакан (приложение к статье)]]
 
* [[Склад копипасты:Ленинакан (приложение к статье)]]
 +
 
== Примечания ==
 
== Примечания ==
 
<references/>
 
<references/>
  
 
[[w:Гюмри]]
 
[[w:Гюмри]]

Версия 15:14, 19 апреля 2013

Этой статье требуется доработка. Вы можете помочь, исправив и дополнив ее.

Leninakan.jpg

Ленинакан — второй город Армении по численности населения после Еревана. Население порядка 150 тыс.чел (для сравнения, в Ереване около 1,1 млн). В городе есть остатки стен старой крепости, течёт Арпачай (Ахурян) — горная речка, течение которой настолько быстрое, что в некоторых местах может сбить с ног, если зайти в неё по колено.

География и история

Город расположен на ширакском плато на высоте 1600 м над уровнем моря, на 600—700 метров выше Еревана, расположенного в Араратской долине. При этом расстояние от Еревана до Гюмри чуть больше 100 километров (горная дорога-серпантин). Комаров на такой высоте нет совершенно (в Ереване — есть). Зима очень мягкая, температура обычно не опускается ниже −12 градусов, лето прохладное (обычно в пределах +25 градусов), воздух сухой, нудных моросящих дождей практически нет — ливень прошёл и снова солнце. В общем, мягкий теплый климат, чистейший прозрачный воздух. Всего в 100 километрах, в Ереване климат совершенно другой, там бывает очень жарко, и влажность существенно выше.

Город расположен у самой границы с Турцией — примерно в 9 км от погранзаставы, до первого пограничного поста — 5 км, из окон видны горы, расположенные в Турции. При советской власти по телевизору местные часто смотрели турецкие телепередачи, чему сильно завидовали ереванцы (у них турецкое телевидение не принимало) — в советские времена посмотреть такие мультики как «Том и Джери» или фильм «Планета обезьян» можно было только «по Турции», поэтому «Турция» была весьма популярной.

Пограничники задерживают нарушителя, который чешет в сторону Турции по контрольно-следовой полосе в домашних шлепанцах и халате. Спрашивают строго:

— Куда направляетесь?

— Да тут недалече, за программой турецкого телевидения.

Анекдот тех времён в тему

Гюмри — это наиболее древнее название горного поселения, которое относительно недавно вернули городу и которое оно носило еще до нашей эры. Более позднее название — Кумайри. В XIX веке Кумайри вошла в состав Российской Империи и была переименована в Александрополь. В городе сохранились стены живописной старой горной крепости, которая была построена во времена Николая I. В 1924 году Александрополь был переименован в Ленинакан, а в 1990-х годах вернул себе древнее название Гюмри.

Слово «столица» на армянский язык переводится «майря-кхахак», что буквально означает «город-мать». Ленинаканцы называют свой город «хайря-кхахак», что буквально переводится как «город-отец», но это, скорее один из местных «приколов», другие армяне не торопятся его так называть.

Язык и исторические культурные предпосылки

Leninakan1.jpg

Язык и представления ленинаканцев сильно отличается от языка и представлений равнинных армян (из Араратской долины). Степень отличия, конечно же, не достигает отличия русского языка от украинского, но тоже очень существенная, особенно для такой небольшой страны, какой на протяжении многих веков была Армения. Во всяком случае, они гораздо более существенны, нежели отличая «окающих» волжан от «акающих» москвичей. Отличия касаются не только разницы в произношении, но в грамматических правилах и в переводе многих слов. Например, если ты обращаешься к незнакомому молодому человеку, вроде «эй, парень!», то по-равнинному это звучит «ара!», а по-ленинакански оно звучит «цо!». «Яйцо» по-равнинному «дзу», а по-ленинакански «авгит». Ну, то есть, целый ряд слов звучат совершенно по-разному. Вопрос «парень, что ты делаешь?» по-равнинному звучит «ара, инчес анум?». «ара» — обращение, «инч» == «что», добавление к нему окончания «ес» обозначает, что вопрос относится ко второму лицу единственного числа, то есть к «тебе», «энель» == «делать», в отношении второго лица единственного числа преобразуется и начальная часть слова, и глагольное окончание, получается «анум». Как видите, одни только приставки и окончания настолько сильно изменяют слова, что только по изменению окончаний понятно, к какому лицу и числу относятся слова. По-ленинакански тот же самый вопрос звучит «цо, инч к’энес?». «Цо» — обращение, вопросительное слово «инч» остается без окончания, перед глаголом добавляется частица «к», а окончание у глагола не «ум» а «ес», как у равнинного окончания, добавляемого к вопросительному слову. Вот и сравните, как звучит один и тот же вопрос на, вроде бы, одном и том же армянском языке, равнинный вариант: «ара инчес анум?» и ленинаканский вариант: «цо, инч к’энес?». Несмотря на значительные отличия в языке, ленинаканцы и ереванцы очень хорошо друг друга понимают (гораздо лучше, чем русские и украинцы). А вот армяне из очень небольшого горного селения Гукасян (ныне Ашоцк) действительно говорят так, что их понять очень трудно и ленинаканцам, и ереванцам. Литературным языком в Армении, однако, считается наиболее близкий к ереванскому.

В школе учат, что в глубокой древности предшественица Армении, государство Урарту было многонациональным, в нём жило много разных племен и народностей. Возможно, с этим связаны столь существенные языковые отличия ныне единой нации армян. В частности, есть такая версия, что название «Кумайри» как-то связано с тем, что в глубокой древности в нем жили преимущественно киммерийцы.

В Ленинакане во все времена была самая высокая во всей Армении криминогенная ситуация, чем ленинаканцы даже «гордились». Исторически сложившиеся языковые отличия ленинакацев и культура горцев каким-то образом интегрировалась с воровской. То же самое произошло с языком. Ленинаканский диалект содержал существенную часть включений армянской «блатной фени» советского периода. В отличие от России, где на «фене» говорит только особая часть населения, получилось так, что в Армении на «фене» говорит целый город и абсолютно все, просто одни более с «переподвывертами», а другие (вроде домохозяек) тоже на фене, но более ровно и спокойно. При этом, они сами часто не замечают, что говорят именно на «фене», потому что для них это повседневный язык общения. Другие армяне считают ленинаканскиий диалект очень грубым, блатным языком.

Неписанные законы

скрыть раздел

Власть и криминал

Местные партократы были тесно интегрированы с криминалом, и их криминальные связи ценились гораздо больше, чем близость к членам политбюро ЦК КПСС.

По местным понятиям некоторые виды деятельности считались позорными для мужчины. Например, мужчина не имел права брать в руки веник или мыть посуду. Это исключительно женский род деятельности, и считается позором застать кого-либо из мужчин за подобным занятием. Например, однажды приезжая русская преподавательница пыталась заставить школьников принять участие в «ленинском субботнике», призывая их взять в руки метлы. Они ухмылялись в ответ, но из ребят к метлам никто не притронулся, а она не могла понять, в чём дело. Девчонки спасли положение (вообще-то к этой преподавательнице ученики хорошо относились), сказав, что сами сделают эту работу.

Для женщин также было позорным брать в руки некоторые предметы. Например, плоскогубцы или молоток. Если женщина взяла в руки молоток, от посторонних мог прозвучать оскорбительный вопрос: «Ты что, совсем одна, ни братьев, ни мужа, ни парня, ни дальних родственников-мужчин?» А за попытку взяться за молоток, в особенности если это увидели посторонние, можно было и схлопотать от мужа: «Ты что, специально меня позоришь?»

Вот такая жёсткая дифференциация видов деятельности.

В начале 1950-х годов основная масса местных женщин не была трудоустроена. Нет, проблем с рабочими местами не было, даже наоборот, был дефицит рабочих рук, особенно в традиционных женских специальностях. Но по местным представлениям женщина обязана сидеть дома, заниматься домашним хозяйством и воспитывать детей. А мужчина обязан обеспечить семью материально (носить в пещеру мамонтов). Поэтому намёк на то, что дети оставлены без присмотра, или что дома не убрано — это считалось оскорблением в адрес хозяйки дома. А намек на то, что семья живет не очень богато, считалось оскорблением в адрес хозяина дома. Но в начале 1960-х многие женщины уже стали устраиваться на работу, а к концу 1960-х уже почти все женщины были трудоустроены. Вот как стремительно изменялись представления. Всего за 10 лет совершенно недопустимое стало считаться допустимым и обыденным.

Криминала там, конечно, было достаточно. Но обычная дворовая шпана гордо именовала себя «ворами», но реально не воровала. Просто «соблюдала правила». Это было вроде как было «круто». В магазинах, как и везде в совке, купить было нечего. В мясном магазине всегда пустые полки с парой-тройкой почерневших от времени костей и жил, очень дурно пахнущих. Колбаса — несъедобная, земельно-серого цвета, неизвестно из чего такую делали. Макаронные изделия тоже какого-то землистого цвета. Если попытаться их отварить, разваливаются на ингредиенты и превращаются в сплошное серое месиво. Для борьбы с этой проблемой местные придумали подпекать макаронные изделия прежде чем варить, а в итоге привело к изобретению кукуруки. В общем, в магазинах было «шаром покати».

Тем не менее, в холодильниках у всех что-то было то, чего нет в магазинах. Или покупали на рынке, или на «чёрном рынке». В городе был мясокомбинат, продукция которого расходилась именно по рукам по спекулятивным каналам, а до магазинов не доходила. Жили все по принципу «ты мне — я тебе». Нужно было быть чем-то ценным, чтобы к тебе могли обратиться «по блату».

Гаишники всегда брали взятки, маляры и строители подрабатывали на строительстве частных домов, кто-то продавал казенные стройматериалы, кто-то торговал государственными должностями… Законности там фактически не было. Никакой. Только «правила».

Дальнейшее развитие

Самое крупное предприятие города — это текстильный комбинат. Местного населения не хватало, чтобы на нем работать, 90% работающих были приезжими. Девчонки из России, Украины, Молдавии, которые жили примерно в 15-20 корпусах общежитий, разбросанных по всему городу. Было несколько заводов, не крупных, конечно. Ленинаканский завод аналитических приборов производил вискозиметры, вольтметры, амперметры и кучу прочего оборудования, в том числе, для советских подлодок.

Ещё был завод «Микроэлектродвигатель», который производил двигатели, используемые в подставках для новогодних ёлок. Работал СОКТИ (Специальный Опытно-Конструкторский Технологический Институт), который по сути был небольшим научно-производственным предприятием, производившим сейсмоустановки, оборудование для геологов и т. д. и т. п. Рядом находился «институт геофизики», гораздо более крупный (занимал огромную территорию). В соседнем районе находился завод, на котором производился широкий спектр металло-бумажных конденсаторов для электронных схем. Ну и кроме того, горстрой постоянно что-то строил. База горстроя располагала подъездными ж/д путями и территорией площадью в несколько квадратных километров.

Мясокомбинат тоже был весьма крупным — на нем работал население целого района. Район несколько на отшибе остального города так и назывался «мясокомбинат», и в нем постоянно воняло горелыми костями и волосами. Был ткацкий комбинат, два крупных ВУЗа — политехнический и педагогический, музучилище, около 35 общеобразовательных школ (из них 4 — с русским языком преподавания), железнодорожный техникум, медучилище, 4 музыкальные школы, 4 больницы. Но главное, именно градообраразующее — это текстильный комбинат. Его масштабы поражали воображение, он был существенно крупнее всех-остальных предприятий Ленинакана. Для города с населением в 150 тыс.чел. и с такими архаичными представлениями это весьма существенная инфраструктура. В Ленинакан специально вкладывали эту инфраструктуру, чтобы оторвать людей от архаичных представлений. И, следует признать, в очень заметной степени это удалось сделать.

В 1985 году город отстроился, стал очень красивым, ухоженным. Существенно изменились в более цивилизованную сторону и представления местного населения (хотя, некоторые нюансы, конечно же, остались). Местная промышленность выпускала очень забавные образцы игрушек, которые в других регионах СССР купить было невозможно. На рынке продавалось много местных фруктов и овощей: туту, инжир, кизил, чурчхеллу, суджук, бастурму, мацун (русифицированное название «мацони»), матнакаш (хлеб), бртуч (сыр с зеленью в лаваше), варёную черемшу, долму. Масса красивых старых туфовых построек — много древних церквей (напомню, что армяне — христиане), все действующие, очень специфической архитектуры. В церковной службе тоже есть масса отличий от того, как это делается в России.

Люди ходят по улицам так мее-еедленно, вразвалочку, после того как привыкнешь к бегу трусцой по московским улицам и метро, это кажется несколько странным. Аборигены на улицах очень часто не сидят на скамеечках и не прогуливаются, а сидят на корточках (зачастую рядом со скамеечками). Причем, сидеть на корточках и щёлкать семечки, ведя неспешную беседу, они могут часами.

Однако, после |землетрясения 1988 года город очень сильно изменился. Существенная часть города была полностью разрушена. До землетрясения был период максимального расцвета города. Того города больше нет.

Говорят, что сейчас его более-менее восстановили, но всё равно он очень сильно изменился, и восстановить его смогли только отчасти. После землетрясения на городе сильно сказались ещё и социальные потрясения, связанные с распадом СССР, сменой власти (точнее, безвластием) и периодом полной анархии. Во многих районах города длительное время люди жили без самого элементарного — без света, без воды. За водой ходили с вёдрами на колонку в другой район (где она бежала еле-еле), или к знакомым. Зимой жили без отопления. Население вынуждено было обзавестись печками-буржуйками, в которых спалили почти все деревья в городе, включая весь парк имени Горького (весьма обширная территория), и пригородные парки. А раньше этот город утопал в зелени. Сейчас, правда, поговаривают, растительность начали восстанавливать.

Боевые искусства

В Ленинакане не было секции самбо, вместо неё была секция дзюдо. Не было также секции каратэ, по крайней мере, легальной. Поэтому и владеющих приемами каратэ можно было встретить очень редко, в основном это были приезжие. И когда такой приезжий, даже не особо-то и мастер вставал в стойку и делал пару специфических движений, у окружающих резко спадало давление пара агрессии. Владение каратэ реально помогло на первых порах, пока приезжий не понимал ни местных порядков, ни речи, ни, тем более «правил». Именно потому, что о каратэ у всех местных было представление как о чём-то таком, супер-пупер, сильно завышенное, одним словом. О самбо же вообще никакого представления не было. Поэтому прием самбо, проведенный в драке, производил ещё более сильный психологический эффект. У окружающих сразу вылезали глаза на лоб и в них читался неподдельный ужас «что это было???!!!». Когда после приёма противник не просто улетает в сторону, а падает на землю как подрубленный и начинает громко кричать «ой мамочки! моя рука! моя рука!», то его кореши впадают в состояние транса, не понимая, что произошло, и почему он кричит. Эти вопли действовали на шпану просто убийственно, редко кто после этого решался на «продолжение банкета».

Вообще, если ты столкнулся с ситуацией, когда тебя объявили «не правым» перед лицом шкотлы в 15-30 человек, то это уже ситуация на грани жизни и смерти. Если такая толпа начала месить одного, она делала это с каким-то остервенелым упоением. И очень часто такие случаи приводили к тому, что человек становился калекой на всю жизнь, а порой приводили и к смерти избитого, если шкотла совсем уж увлеклась. Именно на такой случай все и носили с собой нож, который в других ситуациях старались из кармана не вынимать. Самое оптимальное действие для объявленного «не правым» вынуть нож и напасть первым, введя себя в состояние «берсерского» исступления. В этом случае у него есть шанс не быть поваленным на землю и не быть запинанным до состояния отбивной котлеты. Но он должен нанести несколько реальных ударов ножом, в противном случае его всё равно подкараулят позже. Если он нанес удар ножом, то считается, что он «смыл позор кровью», и о том, что ранее он был «не прав», предпочитают уже не упоминать, инцидент считается исчерпанным, все задолженности погашенными. Даже тот, кто попал под нож, обычно не требовал «продолжения банкета» (хотя бывали и исключения), для него тоже инцидент считается исчерпанным, а наличие шрамов от ножа считалось даже чем-то вроде «мужского украшения». Однако, если ты вынул нож, чтобы напасть, будь готов, что в ответ тоже могут вынуть ножи и ударить (вероятность этого со стороны «шкотлы» примерно 0.15 — 0.2). Если ножи вынули обе стороны — и нападающая, и защищающаяся, то без летальных исходов выйти из ситуации уже навряд ли удастся. Тут уже придется реально биться не на жизнь, а на смерть, и наносить удары ножом не для того, чтобы просто пустить кровь, а чтобы убить. Главное уже — просто выжить.

Поэтому так важны именно психологические нюансы, действующие на «шкотлу». Очень важно не показать испуг. Если ты ведешь себя уверенно и агрессивно сам «наезжаешь» на шкотлу, то это часто производит эффект. Шпана начинает сомневаться — вдруг ты реально крутой, и у тебя имеется «группа поддержки», с которой лучше не связываться, и предпочитают осторожничать, пока окончательно не прояснят для себя этот вопрос. Если же ты внезапно вывел из строя их переговорщика каким-то заковыристым и эффектным приемом ещё до того как разобрались, кто именно «не прав», после чего сделал решительный шаг в сторону шкотлы, то ни в чём пока еще не уверенная шкотла обычно разбегается. Хотя, иногда можно и нарваться. Это как в игре в очко. Ты блефанул, и тебе могут поверить, а могут и не поверить. Если толпа не разбегается, тогда остается просто драться, уже полагаясь на свои рефлексы, навыки и интуицию. Если шкотла небольшая — 6-10 человек, то можно выйти и победителем, эффективно применяя приёмы и грамотно выставляя противников «в очередь» (так чтобы они мешали друг другу). В драках 1-2 на 6-10 ножи, как правило, никто не достает, это просто драка (точнее, избиение, но без большого риска для жизни избиваемого).

Вообще, школа регулярной уличной драки, в которой ты регулярно оказываешься в подавляющем меньшинстве — очень ценная школа, более ценная, чем какая-либо спортивная секция. Если остался жив, разумеется — всё что нас не убивает, делает нас более сильными.

Большинство армянской шпаны с ранних лет оказывается на определенном уровне иерархии, на всю жизнь. Если у тебя, например, двоюродный брат или дядя «крутой», то ещё с детского сада уже формируется «пацанская ниша», в которой ты находишься. Ты можешь не иметь вообще никаких «боевых заслуг», никакого опыта (за исключением искусства балаболить), быть физически неразвитым, не владеть никакими приемами, но ты уже «уважаемый», и за тобой пойдет толпа шпаны с определённого уровня иерархии этих отношений. Такие «народные герои» обычно и являются «балабольными лидерами», сами толком драться не умеют, как правило выигрывают драки именно благодаря тому, что могут привести толпу. Реально не бьют, а лишь подают сигнал к началу избиения (например, лёгкой пощечиной). В районах имеются свои «богатыри», физически более крепкие, которые и осуществляют основной этап экзекуции. Но у «качков» обычно плохо соображают мозги и плохо поставлена речь, поэтому они подключаются именно по сигналу, а изначально стоят в сторонке и молча слушают.

Человек-легенда

А это видеоролик с видами, который выбрал человек-легенда Ленинакана, возница действующей повозки-такси на манер лондонских кэбов, всегда была одной из главной достопримечательностей Ленинакана. Он стоял обычно между школой и рынком. Заплатив 50 копеек, можно было на ней прокатиться, и это считалось экзотикой. Он говорит о том, как своими руками отделывают туф, чтобы построить дом по древним местным традициям, показывает сделанную вручную местными мастерами посуду и предметы утвари (рядом с рынком работали около полутора десятков ремесленных мастерских, в которых прямо на глазах покупателей их делали умельцы-мастера своими руками). Там есть виды винных погребов, древней архитектуры...

Перевод монолога:

Нет, правда, ничего, работаю. 94 года мне. Знаю, конечно, что смерть в конце концов придет. Но какой горец будет бояться смерти? Да и некогда её бояться. Разве эти красавцы дадут о смерти задуматься[1]? Каждый раз выезжаю я в город на фаэтоне. Сядет человек в фаэтон — повезу. И какой-то ниточкой свяжется моя судьба и его… Сколько людей садилось в мой фаэтон… Отец Марач садился, Армен Тигранян садился, Аветик Исаакян садился, Ованес Шираз садился… Ээх… Каждый раз смотрю на Гюмри и поражаюсь, насколько это красивый город! Говорят, в нашем городе хранится память трёх тысяч лет! Это не я говорю, это знающие люди говорят, которые всякие умные вещи написали, ещё в глубокой древности… К примеру, о Ксенофонте слыхали? Он когда по территории Армении походом проходил, по Ширакскому плато, заметил, что местные горцы хранят в пещерах вот в таких больших кувшинах [2] холодную вкусную воду. Добывают её с большой глубины, запечатывают и хранят. Это была та самая знаменитая вода, которой Гюмри ценится… Султан этот, Абдул Гамид первый затеял этот дурацкий геноцид в XVIII веке… Они тут всё разрушали… А мы восстанавливали, песни сочиняли, стихи сочиняли… Какие люди тут жили, да и сейчас живут… Какие дома строили… Вот эти маленькие домики [3] назвали именем Полоза Мукуча. Таких забавных людей как он, я больше не видел, честное слово… Говорят, однажды пошёл он как-то следом за красивой девушкой, шёл, шёл и спрашивает:
- Сестричка, куда ты идешь?
- Какое тебе дело, куда я иду?
- Чтобы определить, куда я в итоге приду. :)

Вах-вах-вах, какой город у нас, какие жители были, какие красавицы, какие джигиты, какие селяне… Да, по сути и сейчас селом Гюмри осталось. Их уж и нет, а Гюмри — осталось. Хачик Даштенц писал прямо в фаэтоне… Тогда, во время геноцида, его дом динамитом взорвали. Османцы заполонили весь город, творили ужас… Не знал, выживем или нет… Сейчас 50 детей, внуков и правнуков имею, больше всего Саркиса люблю [4]… Столько он песен знает! Из оперы Армена Тиграняна арии поет! Вот ведь как… Первую армянскую оперу здесь, в Ленинакане, поставили[5]

Эх, Арпачай… Какая вода в нём течёт! Ноги в эту воду опустишь [6] — и все болезни из тебя вода высасывает. Какая там рыба! Хотят эту рыбу поймать [7]… Тащи, тащи, тащи! А рыбы-то и нет… Есть над чем задуматься [8]. Да, Дживан приезжал недавно [9], поездили с ним по городу, посмотрел он как город изменился… Вот такой наш город. Две тысячи лет мы тут жили, а османцы пришли и сказали, что мы тут больше жить не будем. Все церкви разрушили, а мы семь церквей снова отстроили, сразу, как только смогли. Хорошо бы, чтоб ещё построили. Что же это за город был бы, если бы не нашел времени и сил на постройку церквей. Знаете, почему колокольный звон церквей «плбла» называют? Потому что когда солнечный зайчик от их куполов отражается, его тоже «плбла» называют [10]. Богу — в семи церквях молимся. Я вот в этой молюсь [11]. О ней легенда есть. Татос, который её строил, не имел ни чертежей, ни схем, но чтобы её построить, каждый день ездил в столицу, смотрел, чтобы скопировать одну из церквей Ани [12]. Ах, Ани, Ани… Чтобы дома разрушителей были так разрушены… Во всём мире не было такого светлого города! Турки всё разрушили. Там от одного здания только три камня осталось разбросанные далеко-далеко, местные армяне их вместе собрали, как память. А если бы Ани нашим сейчас был, разве же он остался бы в таких руинах [13]… Почему мы не смогли его отстоять? Весь армянский народ бы на ноги поднялся, чтобы его восстановить[14]. Каждый день мастер Папиникос стучал по наковальне. Он ВОТ ТАКОЙ мастер! Знаете, сколько он фаэтонов за свою жизнь сделал? И мой фаэтон тоже он сделал. И где теперь он — нет его, и мастерство его забывается. Молодежь не хочет учиться его искусству…

О, внучка заснула… Умереть мне под утро [15]. А ей сесть на место возницы и кричать «эй!» пока кричится и весело поётся. Умереть мне под утро.

Юмор

В Армении ленинаканский юмор считается одним из наиболее изощрённых, наподобие одесского в прежнем СССР. Ходит масса специфических ленинаканских анекдотов. Вот один из них в формате видоролика на языке оригинала:


Перевод:

— Володя! Что случилось?

— Не знаю, но что-то страшное… — Что именно? Заболел, что ли? Может, врача вызвать? — Нет! Вчера стал снимать халат — все пуговицы отвалились. — Ну отвалились, и ладно, фиг с ними. Случилось-то что? Чего ты так боишься? — Стал дверь открывать — дверная ручка отвалилась. — Ну отвалилась, и ладно, боишься-то чего? — Чайник взял — у него тоже ручка отвалилась! — Ну и черт с ним, с чайником, боишься-то чего?

— Чего боюсь? В туалет идти…

Мораль

Сколько людей там было зарезано, сколько стало калеками, сколько прожили всю жизнь в кромешном аду, так и оставшись в «придонной» части иерархии… И всё ради каких-то «правил», о которых население не только нашей планеты, но и СССР никогда не слышало, а во всей остальной Армении, если и слышало, то краем уха.

Вот так люди способны сами для себя устраивать образцовый ад буквально на ровном месте вне классических социально-политических теорий и вне религий. Это вроде армейской дедовщины, только не такой, которую нужно пережить полгодика-год, а на всю жизнь. И делают это люди сами. Из ничего. Из ниоткуда.

Вот, казалось бы, эти ленинаканцы — из всех армян самые агрессивные, самые жестокие. Но, по сути, если глубоко вникнуть, откуда в них берется эта агрессия? Они будут говорить «потому что мы — горцы!». Это ложь, которую они трындят сами себе, и даже отчасти в неё верят, но от этого она не перестает быть ложью. Они ВЫНУЖДЕНЫ быть агрессивными. В целях самозащиты. А вот вопрос — в целях самозащиты от кого и от чего? Да от себя же! От своей дикости. Агрессия происходит в целях самозащиты, очень многие, и особенно, наиболее агрессивные люди, на полном серьезе считают, что агрессивное поведение — это самый эффективный способ защитить себя.

Не нужно ненавидеть агрессивных «нелюдей», ЛКН. Это глубоко несчастные люди, которые сделали несчастными сами себя и пытаются найти причины своих несчастий в других нациях, в других религиях, в других людях, которые живут более счастливо (они это видят, но не понимают, почему).

А еще подумайте над тем, что мы, конечно же, существенно более цивилизованные, но всё же тоже отчасти — дикие. И точно так же как они делаем сами себя несчастными, только немного в меньшей степени. В той же армии — сами себе устраиваем дедовщину. И не нужно винить правительство, государство, или кого-либо ещё «извне». Все проблемы — они здесь, внутри, в нашей черепной коробочке, в нашей собственной. Когда мы ищем виноватых «вовне», мы, по сути, устраиваем микровзрывы поясов шахидов, пытаясь обвинить в том, что делаем мы сами, кого-то другого, и кого-то другого за это наказать. За то, в чём мы сами же и виноваты.

Видео

скрыть раздел

См. также

Примечания

  1. (это он о лошадях)
  2. (2:42)
  3. (3:30)
  4. (4:45)
  5. (5:12 поет выдержку из оперы, затем звучит оригинал)
  6. (вода — ледяная)
  7. (15:47)
  8. рыбы раньше было много, потом всё меньше и меньше, сейчас мелкая есть, но поймать ее очень трудно, ловят такой круговой сеткой с грузиками по краям, которую раскручивают чтобы грузики вращались и раскрывали сетку и забрасывают как лассо, вытягивают за веревку, прикрепленную к центру круга, при этом грузики сходятся вместе, волочась по дну и затягивая рыбу в центр сети — на видео не очень хорошо это видно
  9. он уроженец Ленинакана, ему в Гюмри несколько лет назад памятник поставили
  10. игра слов
  11. 6:41
  12. прежней столицы Армении, которую называли «городом 1001 церкви»
  13. он остался на территории Турции
  14. 8:00 — сцена снята в одной из ремесленных мастерских недалеко от базара, кузница
  15. Поговорка, пожелание легкой смерти