Санкт-Петербург/История

Материал из Urbanculture
Перейти к: навигация, поиск

Предпосылки[править]

Придя к власти в 1689 году, 17-летний Петр I, тогда еще царь, вверяет дела управления своим приближенным: Голицыну, Нарышкину, Стрешневу и прочим нахлебникам, когда как сам предается «марсовым да нептуновым потехам». Не переставая следить за процессом размножения в среде хомячков, предвкушая основание на их маленьких могилках маленького Трубецкого бастиона.

То ли в силу завышенного ЧСВ, то ли по ряду других причин, в 1695 году он начинает поход на турецкую крепость Азов, однако из-за отсутствия флота претерпевает фэйл. Отстроив за зиму флот, состоящий из двух фрегатов и двадцати трех галер, в июле 1696 года Петр таки захватил крепость. Однако на этом его везение заканчивается, ибо о том, что делать с Турцией дальше, он не подумал. Посему в 1697 году он отправляется во главе Великого посольства рубать окно в Европу для поиска союзников.

Воевать против Порты дураков не оказалось, однако в 1699 году между Пшекией, Саксонией, Россией и Данией был оформлен так называемый «Северный союз», в котором они обязались анально покарать шведов за то, что те единолично заграбастали выход к Балтике.

В августе 1700 года Петр объявляет войну Швеции. Первыми вышли из игры Дания и Пшекия, которых король Швеции Карл XII почти без усилий принудил к миру]]. Посадив своего ставленника в Польше, он взялся за Россию, однако все нападения шведской армии были отражены реорганизованной Петром[1] армией.

В октябре 1702 г. Петр овладел крепостью Нотебург и переименовал ее в Шлиссельбург.

В 1703 году в устье Невы была взята крепость Ниеншанц. Таким образом, у Швеции была отвоевана, но не закреплена за Россией, Ингерманландия.

16 мая 1703 года была заложена крепость, которую фапающий на все западное Петр назвал Санкт-Питер-Бурх. Первой его постройкой стала Петропавловская фортеция, заложенная на Заячьем острове в устье Невы, известной в связи с Александром Невским, который в XIII разбил под ней пресловутых шведов. Кстати, лулз еще заключается в том, что из этой крепости ни единого выстрела по шведам произведено не было. В том же году на о. Котлин в Финском заливе начали возводить морскую базу — Кроншлот. В миру — Кронштадт. Пресловутые Шведы, однажды, приехав навестить Питер-Бурх, потерпели драму, ВНЕЗАПНО наткнувшись на Кронштадт. Анонимус утверждает: Кроншлот — форт на искусственном острове в 1 км от острова Котлин, первоначальный центр артиллерийской позиции, построен зимой 1703—1704 гг. ВМБ на острове начала строиться в 1709 г.

Как это было на самом деле[править]

Петр Первый понимал, что пока столицей останется Москва, Россия так и будет ассоциироваться с медведями, балалайками и долбоёбами в лаптях, которых в европейское общество не пустят, однако, он не сразу, как стал императором, определился с той самой «стенкой» Российской империи, в которой он собирался «выпилить» запилить, сука, окно в Европу. Император стал двигаться в направлении на Йух Юг, туда, где появилась и развивалась цивилизация, туда, где тепло, туда, где минимизируются издержки производства. Первые попытки пробиться к южным морям Россия предприняла еще в 80-е годы XVII века, в период правления Софьи. Русские войска дважды — в 1687 и 1689 годах — ходили на Крым, но отвоевать местные курорты у Крымского ханства так и не удалось.

Желая исправить сию историческую несправедливость и руководствуясь популярным в то время мемом: «Война съ турками всѣгда была признакомъ здоровой нацiональной политики Россiи», Петр идет брать Азов, фэйлит из-за отсутствия флота, строит флот, снова идет брать Азов (в общем задрачивает товарищей янычаров), рубает эксп на фарминге и в конце концов добивается своего, получает ПРОФИТ, ловит лулзы и моет сапоги в теплом Азовском море. Находясь в состоянии душевной эрекции, царь решает в 1698 году основать первую русскую военно-морскую крепость — Таганрог. Место будущего города Петр выбирал лично, избороздив в бесчисленных лодочных круизах уютненькое Лукоморье [2].

Таганрог — первый в России город, построенный по плану, как и основанный на пять лет позднее Санкт-Петербург, строился по прогрессивной радиально-лучевой схеме, причем темпы строительства в Таганроге на каком-то этапе даже превышали питерские. Царь лично составил подробнейшие мануалы, в которых указал все, вплоть до требований, чтобы «кругом Таганрога насеять желудей для лесу, также в городе по берегу и по морским пригожим местам посадить ивы». По указанию Петра I, рядом с городом заложили «государевы» фруктовые сады и виноградники, плантации клубники.

Но турецко-подданные никак не хотели делиться столь привлекательными землями с тогда еще неокрепшей, молодой петровской Россией. Поэтому, наточив как следует ятаганы, и объявив в 1711 году джихад, подгребли на семи галерах к Таганрогу и встали на рейде. Высаженный на берег десант, с целью узнать у русских служивых «Где Гена Бобков спит?», был анально наказан как следует, после чего ихтиандры хуевы© уплыли на остатках говноэскадры домой.

Между тем, Петр, как и любой нормальный человек, ссал, когда было страшно, поэтому не стал переносить столицу страны в район постоянно ведущихся боевых действий. А ведь все к тому шло:

«О ТаганрогѢ императрица Вольтеру писала не разъ; два года спустя 3 марта 1771 года она сообщала Вольтеру, что Петръ Великiй долго не могъ рѢшить, кому отдать предпочтенiе — Таганрогу или Петербургу».

[3]

Окончательно вопрос с переносом столицы был решен после эпичного фэйла, которым завершился Прутский поход(1711), в результате которого, по договору о перемирии, Турция добилась возврата ранее завоёванного Петром в 1696 году Азова и побережья Азовского моря. Россия обязалась разрушить Таганрог и не иметь флота на Азовском море.

Таким образом, столицей России стал не южный город у моря в окружении клубничных полей, а северный, в окружении дремучих лесов и ебучих болот. С ни в чем не повинной корюшкой.

«Как не своею рукою пишу, — сообщал Петр I, — нужно турок удовлетворить… Таганрог разорить как можно шире, однако ж, не портя фундамента, ибо может Бог иначе совершит».
История повернулась. Будущее России теперь на севере, где строится Петербург, а южный город, будто бы задуманный как столица растущей империи, лежит в руинах. Умрет Петр. Расцветет Петербург. Но «Бог совершит иначе». Империя двинется на юг — теперь под водительством Екатерины.

[4]

При Петре[править]

Так как город самозародился в мошкариных топях, дома приходилось строить по берегам реки[2]. Для осушения болот и постройки города приглашались западные инженеры. Помня опыт тогда еще деревянной Москвы, сгоравшей несколько раз за всю свою историю, Петр приказывает строить исключительно каменные дома. Вопреки общепринятому мнению, город строился вольнонаемными рабочими, а не крепостными. Все каменщики были вынуждены перебраться на заработки в Питер-бурх, так как по всей остальной России каменное строительство было запрещено.

В 1712 году город становится столицей. Весь лулз заключается в том, что никаких указов на этот счет Петр не издавал — просто все официальные учреждения и царский двор, почуяв нямку и зрелища, быстренько переместились из Москвы в Петербург. Еще один лулз заключается в том, что формально Петербург на протяжении десяти лет находился на территории Швеции. Таким образом, столица одного государства находилась на территории другого, что какбе намекает нам.

Как и всякий город-порт с блекджеком и шлюхами, Питер был предназначен и для торговли. Близость Балтийского моря значительно облегчала товарообмен с другими странами. Некоторая категория граждан недоумевает: с какого фига надо было строить еще один город, если Пётр уже невозбранно отхватил Нарву и Выборг?

Утаим ли от себя еще одну блестящую ошибку Петра Великого? Разумею

основание новой столицы на северном крае государства, среди зыбей болотных, в местах, осужденных природою на бесплодие и недостаток. Еще не имея ни Риги, ни Ревеля, он мог заложить на берегах Невы купеческий город для ввоза и вывоза товаров; но мысль утвердить там пребывание государей была, есть и будет вредною. Сколько людей погибло, сколько миллионов и трудов употреблено для приведения в действо сего намерения? Можно сказать, что Петербург основан на слезах и трупах. Иноземный путешественник, въезжая в государство, ищет столицы, обыкновенно, среди мест плодоноснейших, благоприятнейших для жизни и здравия; в России он видит прекрасные равнины, обогащенные всеми дарами природы, осененные липовыми, дубовыми рощами, пресекаемые реками судоходными, коих берега живописны для зрения, и где в климате умеренном благорастворенный воздух способствует долголетию, - видит и, с сожалением оставляя сии прекрасные страны за собою, въезжает в пески, в болота, в песчаные леса сосновые, где царствует бедность, уныние, болезни. Там обитают государи российские, с величайшим усилием домогаясь, чтобы их царедворцы и стража не умирали голодом и чтобы ежегодная убыль в жителях наполнялась новыми пришельцами, новыми жертвами преждевременной

смерти! Человек не одолеет натуры!

Н.М.Карамзин


Герб[править]

Как и многое в этом городе, герб является копипастой увиденного в Европе. Автором плагиата является некий горе-герольдмейстер Граф Франциск Санти, который за основу герба «града Петра Великого» взял герб «града святого Петра»(а точнее — Ватикана), заменив с помощью ZSoft Paintbrush скрещенные ключи скрещенными якорями. Причем, не блистая знаниями в области морского дела, умудрился совершить классическую ошибку граверов Древнего мира — изобразил шток развернутым на 90 градусов. Капитан очевидность напоминает, что хороший, годный якорь в случае наличия штока имеет его расположенным перпендикулярно плоскости рогов.

Революция[править]

9 января 1905 года произошел расстрел демонстранции, известный как Кровавое воскресенье. Быдло обозлилось и устроило стачку. Итогом этого сабжа стало подписание конституции (Манифест 17 октября 1905 года) и конец абсолютной монархии в Российской Империи. Fail!

Из-за боязни возникновения немецких настроений, связанных с Первой мировой войной, 18 августа 1914 года Санкт-Петербург переименовывают в Петроград. То бишь из Города Святого Петра просто в Город Петра, вот и вся разница.

Терпение крестьянства, не понимавшего, по какой причине Николай II заставил всех мужиков копать окопы вместо того, чтобы те пололи грядки в родной деревне, подошло к концу.

В феврале 1917 года царское правительство было свергнуто, вместо него поставили Временное правительство и Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. Таким образом, в стране установилось так называемое двоевластие: Временное правительство — власть без силы, Петроградский совет — сила без власти (по выражению дедушки Ленина). В октябре того же года Временное правительство было свергнуто, и началась Гражданская война. Из-за нестабильности ситуации 5 марта 1918 года правительство переехало в Москву, после чего Питер потерял свой столичный статус.

В 1924 году, через три дня после смерти Гриба, Петроград переименовывают в Ленинград. Только по чистой случайности это прозвище не досталось Дефолт-Сити.

Тут есть один нюанс:если Москва, называясь при основании Москов, быстро сменила имя на более благородное — Москва — и больше уже не меняла имя, то город на Неве переименовывался аж трижды: в Петроград, в Ленинград и обратно в Санкт-Петербург, что символизирует

Побочными эффектами революции стали: массовые расстрелы кровавой гебней в то время еще многочисленных «буржуйских недобитков» ©; конфискация ограбление церковных ценностей, которые тут же успешно были пропиты и проебаны в кабаках; первая в истории этой страны утечка мозгов (см. w:Философский пароход).

Современность[править]

Файл:Piter takoi piter.jpg
Типичный двор-колодец™, выдроченный гопотой

12 июня 1991 года город переименовывают обратно в Санкт-Петербург. В тот же день первым мэром Питера избирается Анатолий Собчак, отец скандально известной Лошади, ныне известный всем как близкий друг]] [3] Владимира Владимировича, тогда еще малоизвестного агента спецслужб Родины. Дополнительную изместность принесла Анатолию Александровичу гениальная идея подогревать тротуары во дворах. Началось всё, естественно, со двора самого А. А., и его же двором, разумеется, и закончилось.
Умер же Анатолий Александрович и вовсе при странных, загадочных обстоятельствах. Вот давайте без этого! Чувак нажрался виагры, напился хенеси и трахал трех телок одновременно до самой смерти.
Делами города он занимался мало (впрочем, как и его заместитель Владимир Яковлев, в 1996 году ставший вторым губернатором Питера[4], при котором город и переименовался из «Культурной» столицы в «Криминальную», что как бы намекает нам).

Но несмотря на это в отличие от Собчака, Вали и других типичных политиков этой страны был вполне годен — практически не воровал, (даже наоборот, боролся с коррупцией и даже почти вывел Собчака с его миллиардами на чистую воду, но тут вмешался ВВП. Яковлева даже на похороны не допустили, а уж как жена Собчака о нём выражалась… С выборами всё ещё веселее — когда Яковлева избирали на второй срок, Путин решил на его место посадить Матвиенко, нагнал пиарщиков из Москвы, да вот только хуй — выбрали Яковлева. Путин ещё до выборов почуял, что ни хрена у него не выйдет, и удачно съехал, сказав что-то вроде «Я поддержу выбор петербуржцев», а вот Валька выглядела как поёбаная. Когда же её всё-таки посадил Путин (хрен бы её кто выбрал, вот Яковлев мог бы и третий срок сидеть, если бы Путин позволил), то первые 3-4 года единственное, чем она занималась — это пиздежом о том, какой Яковлев плохой и сколько он наворовал, хотя сама по количеству спизженного обогнала даже Собчака, что очень даже непросто.

Файл:Dvor-kolodez.jpg
Типичный двор-колодец™, описанный в романе Достоевского «Преступление и наказание»

В 2003 году состоялись досрочные выборы губерматери[5], на которых победила расовая хохлушка[6] и просто ТП В. И. Матвиенко, до этого работавшая в Комсомоле, а потом в Совете безопасности, носившая стрёмную прическу, как у привокзальной буфетчицы, за определённое хобби, вполне так говорящее прозвище «Валька-Стакан». Это единственная глава города, которая делает вид, что ей не похуй происходящее. В остальном же, основной заслугой Вали Стакан является то, что она понасажала цветочков, позакрывала КЕМ все ларьки на остановках и вышвырнула КЕМ из метро весь малый бизнес, окромя газеток и цветочных лавок[7], и теперь быдло не может покупать там бухло и наркоту просрать зарплату в автоматы. Зато теперь наркобизнес перекочевал поближе к основным покупателям в места их обитания. Алсо, вместо того, чтобы модернизировать канализацию[8], Смольный ежегодно выбрасывает огромные деньги на то, чтобы раз в год покрасить здания в историческом центре.

Лично же Валянтина Иванна, которая делает вид, что ей таки не похуй, еженедельно раз в месяц предстает перед горожанами в зомбоящике в виде гостя передачи «Диалог с городом». Эфирное время программы чуть менее, чем полностью состоит из непрекращающейся драмы — звонков пенсионеров, жалующихся на легкую невыносимость бытия в коммуналках с текущими трубами, трещащими стенами и обваливающимся потолком. Доблестная губернатор в ответ на это сначала пускает слезу, а потом капслоком орет на ведущего программы: «НЕМЕДЛЕННО СОЕДИНИТЕ МЕНЯ С ГЛАВОЙ ВЫБОРГСКОГО (нужный район варьируется от места проживания позвонившего пенсионера) РАЙОНА!!!!1!!1!!11!!одинодинрасрасединичко», — после чего телезрители ловят тысячи лулзов от анального наказания чиновника-упыря, до этого невозбранно обижавшего сирых и убогих[9]. Внимательному анонимусу понятно, под кого она, собственно, косит.

Также доставляет тот факт, что до 2003 года, (год начала средних веков губернаторства Вали), её сын Серёжа был однако конченным героиновым наркоманом и лечился в различных клиниках от этого недуга. Однако с 2003 года при загадочных обстоятельтвах стал богатеть и к концу губернаторства мамочки ВНЕЗАПНО стал миллиардером.Питерцы петросянят, что если бы у Вали было 4 детей, город бы превратился в руины. Материнский капитал, блеать!

Кроме того Валя бьёт все рекорды по разворовыванию бюджета — с некоторых программ 50% (!!!) средств оседало у Вали в её безразмерных карманах.

Особенно электорат и примкнувшие к нему горожане люто, бешено ненавидят Валю за православное благословление ею постройки Фаллос-сити в районе под названием Большая Охта (прямо над руинами крепости Ниеншанц, о которой писалось выше). Помимо драмы и ненависти этот проект рождает дивные по своей мощи срачи. Но это уже совсем другая история. Эти срачи всё же возымели некоторое действие: строительство перенесли в Лахту. Впрочем, правительство решило отыграться, запретив консервировать результаты археологических раскопок на Охтинском мысу. Весной 2011 года, с позволения Вали, рекламщики начали массированно засирать город реально огромными рекламными щитами, и таки засрали его под завязку. В свете этого, постройка газоскрёба кажется теперь невинной шалостью.

Такие дела.

В последнее время ходят слухи — дескать, Питер, после подписания конституции, проведения референдумов и осуществления прочих форм распиливания бюджета, может стать столицей Союзного Государства России и Белоруссии, потому как в Минске не захотят видеть столицей Москву, а в Москве — Минск[10]. Всё это не может не тешить ЧСВ местных питерских поцретов (опять столица, мля), ибо воздух свободы жопу защекотал запахъ прежней Имперiи воцарился въ воздухѢ[11].


Примечания[править]

  1. Регулярную армию начал на западный манер ещё петров батюшка Ляксей налаживать
  2. А еще там очень туберкулезно.
  3. Кто намекает на начало 90-х, а кто — на конец.
  4. Какой при этом был срач со взаимообличениями Собчага и Яковлева — должны помнить все анонимусы. Говно лилось водопадами и вёдрами. В конце концов братва помирилась, сказали друг другу извиняйте, Сопчаг поехал пропивать напизженное, а Яковлев начал пиздеть пиздить.
  5. Ещё тот лулз, господину Яковлеву была предложена — либо анальная окупация, либо собственное министерство (в прямом смысле, для него и созданное). Владик намек понял и поехал покорять моркву.
  6. По некоторым сведениям — цыганка.
  7. С прискорбием приходится отметить, что стало намного чище (чем, например, около среднего метро Москвы).
  8. Таки при ремонте можно наткнуться на реальный раритет — дубовые трубы.
  9. КО намекает нам, что обычно от этих звонков, увы, ничего не меняется. Но сама передача доставляет.
  10. Император Бульбостана противится, однако, против создания конфедерации.
  11. Автор застрял в прошлом — уже давно порешили, что союзному государству нафиг не нужна отдельная столица. Алсо любой здравомыслящий человек понимает, что весь трёп про союзное государство — распил бабла в межгосударственном масштабе.